Договор РСМД: выйти или соблюдать?
Заявление России о возможном выходе из ДРСМД может стать действенным предупредительным шагом, демонстрирующим отношение нашего государства к складывающейся военно-политической ситуации

Генеральный секретарь ЦК КПСС Михаил Горбачев и президент США Рональд Рейган подписывают Договор РСМД в Белом доме, 1987 г.

В июне исполнилось 30 лет с начала действия «Договора между Союзом Советских Социалистических Республик и Соединенными Штатами Америки о ликвидации ракет средней дальности и меньшей дальности» 1987 г. (далее – ДРСМД). Договор вступил в силу 1 июня 1988 г., Российская Федерация стала его правопреемником. Уже 30 лет он остается одним из ключевых международно-правовых документов в области контроля над вооружениями.

Андрей БОРИСЕНКО

Алексей ЕВСЮКОВ

Михаил СОСНОВСКИЙ

Александр ХРЯПИН

Договор внес весомый вклад в обеспечение безопасности СССР и РФ, а также в поддержание стратегической стабильности в мире. Он стал первым соглашением о реальном сокращении ракетных вооружений, на его основе в двух наиболее мощных в военном отношении мировых державах были полностью ликвидированы два класса ракетного оружия наземного базирования: баллистические ракеты (БР) и крылатые ракеты (КР) средней и меньшей дальности.

Испытательный пуск баллистической ракеты средней дальности Pershing II.

Стороны обязались также не производить, не испытывать и не развертывать баллистические и крылатые ракеты наземного базирования средней и меньшей дальности и пусковые установки для них, а также любые ступени таких ракет.

Договор о ликвидации ракет средней дальности и меньшей дальности, как и любое международно-правовое соглашение в области контроля над вооружениями, есть результат поиска компромиссных решений сторонами-участниками. В 1992 г. к нему присоединились Казахстан, Белоруссия и Украина. Договор РСМД носит бессрочный характер, однако каждая из сторон имеет право выхода из него, уведомив об этом другую сторону (стороны) за шесть месяцев до выхода. В таком уведомлении должно содержаться заявление об исключительных обстоятельствах, которые уведомляющая сторона рассматривает как поставившие под угрозу ее высшие интересы. Каждая из сторон может предлагать поправки к ДРСМД, согласованные поправки вступают в силу в соответствии с процедурами, оговоренными в самом Договоре.

Особенность Договора РСМД в том, что, хотя он воспринимается как часть процесса ограничения и сокращения ядерных вооружений, его действие шире, поскольку его участникам запрещено иметь баллистические и крылатые ракеты средней и меньшей дальности наземного базирования вне зависимости от их боевого оснащения.

В ДРСМД приведены определения вооружений (градация установлена по максимальной дальности пуска или полета ракеты):

• ракета малой дальности – баллистическая или крылатая ракета наземного базирования, дальность которой менее 500 км;

• ракета меньшей дальности (РМД) – баллистическая (БРМД) или крылатая ракета наземного базирования (КРНБ), дальность которой равна или превышает 500 км, но не превышает 1000 км;

• ракета средней дальности (РСД) – баллистическая (БРСД) или КРНБ, дальность которой превышает 1000 км, но не превышает 5500 км.

В соответствии с ДРСМД дальностью баллистической ракеты считается максимальная дальность, на которую она была испытана. Дальностью крылатой ракеты считается максимальное расстояние, которое ракета может пролететь в нормальном проектном режиме до полного израсходования топлива, определяемое по проекции траектории полета ракеты на земную сферу от точки старта до точки падения.

Советский Союз располагал значительным количеством БРСД, БРМД и КРНБ с весьма высокими боевыми свойствами, поэтому мог действенно и избирательно реагировать на возникающие угрозы в прилегающих к границам страны регионах. Однако именно высокая эффективность такого оружия стала для СССР побудительным мотивом к заключению ДРСМД из-за развертывания в 1983-1986 гг. в европейских странах НАТО американских ядерных ракет средней дальности наземного базирования. Планировалось развернуть 572 РСД (108 БРСД и 464 КРНБ). К моменту начала переговоров в 1987 г. были развернуты 108 БРСД МGМ-31В ракетного комплекса (РК) Pershing II с дальностью пуска до 1800 км, а также 309 КРНБ BGM-109G РК Gryphon с дальностью полета до 2500 км, что создавало серьезную угрозу для всей европейской части СССР.

Пункт дислокации батареи БРСД Pershing II в районе Ной-Ульм (ФРГ).

Наиболее опасными являлись ракеты МGМ-31В РК Pershing II из-за малого подлетного времени (с учетом размещения их позиционных районов – 7-11 мин.) к объектам на европейской части СССР, тогда как Советский Союз мог воздействовать по объектам на территории США только стратегическими средствами межконтинентальной дальности (подлетное время 20-30 мин.). При этом, учитывая географическое расположение национальной территории, для Соединенных Штатов было более важным сохранение крылатых ракет воздушного (КРВБ) и морского (КРМБ) базирования большой дальности (БД). Вследствие позиции США под ликвидацию попали баллистические и крылатые ракеты средней и меньшей дальности только наземного базирования. При этом КРВБ с дальностью более 600 км учитываются как вид стратегических наступательных вооружений (с соответствующими договорными ограничениями), а КРМБ никакими договорными ограничениями охвачены не были, хотя дальность полета КРМБ BGM-109А РК Tomahawk составляет до 2500 км, т.е. она, по сути, является ракетой средней дальности. Более того, поскольку дальность BGM-109А превышает 600 км, а носителями этого типа оружия являются подводные лодки, то, по аналогии с БР подводных лодок, эти КРМБ также должны быть отнесены к стратегическим наступательным вооружениям. Однако США этот вопрос отказались даже рассматривать, и по классификации НАТО ядерные КРМБ БД относятся к нестратегическому (тактическому) ядерному оружию (НСЯО или ТЯО).

Имевшиеся РК средней и меньшей дальности наземного базирования в соответствии с положениями ДРСМД за три года (с июня 1988 по июнь 1991 гг.) были утилизированы:

• в США – РК Gryphon с КРНБ средней дальности типа ВGМ-109G, а также РК с БРСД типа МGМ-31В (РК Pershing II) и РК с БРМД типа МGМ-31А (РК Pershing Iа). Всего ликвидировано 677 РСД и 288 пусковых установок (ПУ) для них, а также 169 РМД и одна ПУ для них;

• в СССР – комплексы с БРСД типов РСД-10 (РК «Пионер»), Р-12 и Р-14, комплексы с КРНБ средней дальности РК-55 (РК «Рельеф»), а также комплексы с БРМД типов ОТР-22 (РК «Темп-С») и ОТР-23 (РК «Ока»). Всего ликвидировано 889 РСД и 587 ПУ для них, а также 957 РМД и 238 ПУ для них

Ракеты ОТР-23 не подпадали под требования Договора РСМД, поскольку имели максимальную дальность пуска 400 км и, соответственно, являлись ракетами малой дальности. Однако, идя навстречу пожеланиям американцев, советская сторона включила их в перечень ликвидируемых средств (по предложению министра иностранных дел СССР Эдуарда Шеварднадзе и с одобрения Генерального секретаря ЦК КПСС Михаила Горбачева).

Ликвидация ракет проводилась прожигом ступеней или подрывом, а для согласованного количества РСД – запуском. Корпуса головных частей по извлечении ядерных зарядов дефорировались, а заряды – утилизировались. Также ликвидировалось вспомогательное оборудование уничтожаемых РК: контейнеры, транспортные средства, учебные пусковые установки, стационарные сооружения-хранилища и др. Часть бывших мобильных пусковых установок (после переоборудования) и тягачей разрешалось использовать в гражданских целях.

База ракетных комплексов Gryphon в Великобритании.

Завершение инспекционной деятельности по данному Договору РФ и США зафиксировали 21 мая 2001 г. (через 10 лет после ликвидации всех средств, подпадающих под положения Договора).

Начиная с 2013 г. США стали обвинять Россию в нарушениях положений ДРСМД. Начало этой кампании положили отдельные публикации в американских средствах массовой информации. Затем эти обвинения были широко растиражированы и подхвачены Конгрессом и администрацией Соединенных Штатов, при этом утверждалось, что в 2008-2011 гг. Россией на полигоне Капустин Яр испытывалась КРНБ с дальностью более 500 км, что запрещено Договором. В 2017 г. Вашингтон заявил, что она уже развернута, указав на КРНБ оперативно-тактического комплекса «Искандер-М», которая на самом деле является ракетой малой дальности, поскольку может запускаться не более, чем на 480 км. Американские претензии неоднократно обсуждались на различных уровнях в двустороннем формате. По инициативе США для обсуждения этого вопроса в ноябре 2016 г. была созвана тридцатая сессия Специальной контрольной комиссии, не собиравшейся до этого уже 13 лет. Однако ситуацию с выполнением ДРСМД урегулировать не удалось в связи с неготовностью Вашингтона представить информацию о конкретных действиях российской стороны, якобы нарушающих ДРСМД. Россия, отвергая американские обвинения, неоднократно подтверждала свою приверженность Договору.

Пуск крылатой ракеты наземного базирования BGM-109G.

Более того, 11 мая 2018 г. комитет Конгресса по Вооруженным Силам одобрил поправки к бюджетному законопроекту, в которых предлагается предоставить президенту США право самостоятельного принятия решения на выход из ДРМСД «в случае, если не будут представлены убедительные доказательства прекращения Россией нарушений этого Договора».

Целями информационной кампании по обвинению нашей страны в нарушениях ДРСМД видятся дискредитация России в контексте современной антироссийской политики Вашингтона, а также отвлечение внимания от действий самих США, чрезвычайно вольно трактующих те положения данного Договора, которые препятствуют развитию важных для Пентагона систем вооружений. У России имеется ряд конкретных претензий к США в контексте выполнения ДРСМД, среди них:

1) реализуемая масштабная программа производства и испытаний ракет-мишеней для отработки средств противоракетной обороны (ПРО) с характеристиками, аналогичными для БРСД и БРМД наземного базирования;

2) разработка, производство и применение ударных беспилотных летательных аппаратов, подпадающих под определение «крылатая ракета средней дальности наземного базирования»;

3) размещение в Румынии и Польше универсальных установок вертикального пуска (УВП) Мk.41 для противоракет, которые могут использоваться для размещения и пуска крылатых ракет меньшей и средней дальности (в том числе в ядерном оснащении), включая КРМБ Tomahawk, которые в этом случае должны будут классифицироваться как КРНБ.

При этом американская сторона уклоняется от предметного обсуждения данных претензий, что вызывает у Москвы серьезную озабоченность относительно приверженности США целям и задачам Договора и готовности совместно работать над повышением его жизнеспособности.

В опубликованном в феврале 2018 г. официальном документе «Обзор ядерной политики-2018» (Nuclear Posture Rewiev, NPR-2018, подробнее – см. «Национальная оборона» №6/2018), подготовленном Минобороны США, в ультимативной форме заявлено, что «в ответ на российские нарушения Соединенные Штаты незамедлительно приступают к восстановлению готовности к применению КРМБ в ядерном оснащении». Кроме того, США угрожают быстрым развертыванием ядерной КРМБ новой разработки. При этом подчеркивается, что КРМБ в ядерном оснащении «соответствуют всем договорам и соглашениям, расширят диапазон вариантов отражения нападения с применением ядерного или неядерного оружия, повысят эффективность сдерживания».

Американские ядерные КРМБ БД BGM-109А РК Tomahawk предназначены для оснащения подводных лодок. Имеется около 300 ядерных боеприпасов (ЯБП) для этих ракет (около 100 ед. типа W80-2 категории «оперативного хранения» и около 200 типа W80-0 категории «длительного хранения»). Перевод ЯБП W80-0 в категорию «длительного хранения» был осуществлен в 2012-2017 гг. После 2020 г. планировалось W80-2 также отправить на «длительное хранение». В дальнесрочной перспективе, как следовало из предыдущего «Обзора ядерной политики-2010», все они подлежали ликвидации. Решение объяснялось тем, что наличие нескольких тысяч высокоточных КРМБ в обычном оснащении позволяло (и позволяет) при их применении выполнить значительный объем задач, обеспечиваемый ранее применением НСЯО (ТЯО). Но, судя по Обзору-2018, это решение аннулировано, и ВМС США на долгую перспективу будут иметь на вооружении КРМБ БД в ядерном оснащении.

Советский ракетный комплекс «Пионер».

Предположительно, ВМС США в ядерном «активном арсенале» для НСЯО продолжат содержать примерно 100 ЯБП категории «оперативного хранения» для КРМБ BGM-109А. Не исключено, что их количество может увеличиться до 300 ед. за счет возврата 200 ЯБП из категории «длительного хранения» в категорию «оперативного хранения». Возможно, что часть из них даже будет переведена в категорию «оперативно-развернутые» с установкой ЯБП на ракеты и их развертыванием на подводных лодках (восстановление готовности данных ракет может быть несколько затянуто по времени из-за возможных технических затруднений в связи с их длительным нахождением в резерве). Кроме того, есть основания считать, что разработка нового образца КРМБ БД (с новым ядерным оснащением) и ее развертывание является программой, которую США намерены неуклонно выполнять.

Соединенные Штаты продолжают добиваться признания Россией «факта несоблюдения ДРСМД», немедленного прекращения ею «запрещенной деятельности» и «ликвидации проверяемым способом пусковых установок и ракет, вызывающих обеспокоенность в США». На случай, если РФ «продолжит отрицать нарушения», США прорабатывают ряд мер, которые якобы не нарушают договорные ограничения:

1) наращивание военно-морских группировок с развертыванием подводных лодок с ядерными КРМБ в Средиземном, Норвежском и, возможно, в Балтийском и Черном морях;

2) перебазирование стратегических бомбардировщиков на передовые авиабазы;

3) ускорение разработки гиперзвукового оружия по программе «Мгновенный глобальный удар»;

К другим мероприятиям в этой области могут относиться:

1) обеспечение готовности комплексов ПРО в Румынии и Польше к применению КРМБ и, возможно, КРВБ;

2) разработка ракетного комплекса (в том числе мобильного) средней дальности на базе УВП Мk.41.

На фоне проработки перечисленных антироссийских мер Вашингтон не прекращают заявлять о заинтересованности в сохранении ДРСМД, это вновь было подтверждено в «Обзоре ядерной политики-2018». При этом «для удержания России в рамках Договора» США демонстрируют готовность приступить к формированию таких «условий международной обстановки вокруг РФ, когда издержки от нарушения договорных обязательств или одностороннего отказа от них превысят ожидаемые выгоды в военной области».

Но даже выполнение Российской Федерацией предъявляемых ей Западом требований вряд ли приведет к отказу Соединенных Штатов от реализации планов сохранения и укрепления глобального лидерства и подготовки к возможному военному конфликту с Россией. Как следует из заявлений американских официальных лиц, США и НАТО продолжат разработку комплекса мер военного характера по «сдерживанию» России «независимо от того, вернется ли она в правовое поле ДРСМД или нет».

Произошедшее после вступления Договора РСМД в силу существенного расширения состава стран-участниц НАТО, включая государства, сопредельные с Россией, наличие стран, стремящихся вступить в альянс, нарастающая активность НАТО у границ РФ и ее союзников, оголтелая антироссийская политика США и НАТО, а также то, что значительное количество стран, находящихся в непосредственной близости к России и не являющихся участниками ДРСМД, имеют ракеты средней и меньшей дальности, определяют актуальность рассмотрения вопроса о целесообразности для нашей страны сохранения Договора РСМД.

Ссылаясь на недобросовестность США в выполнении ДРСМД, а также на откровенный шантаж со стороны Вашингтона угрозой выхода из Договора, ряд российских экспертов поднимают вопрос о целесообразности рассмотрения вопроса о его денонсации. При этом надо учитывать, что прекращение действия Договора и принятие на вооружение РК средней и меньшей дальности имеет как позитивные, так и негативные последствия для России.

По мнению некоторых экспертов выход из ДРСМД и оснащение российских Вооруженных Сил ракетами средней и меньшей дальности наземного базирования позволит:

1) обеспечить более эффективное поражение критичных по времени, а также наиболее важных высокозащищенных объектов противника;

2) обеспечить более надежное поражение объектов противоракетной и противовоздушной обороны, что повысит эффективность применения других ударных средств;

3) компенсировать недостаточные боевые возможности сил общего назначения на отдельных стратегических направлениях и эффективно выполнять задачи сдерживания и отражения агрессии на региональном уровне;

4) перезакрепить за РСМД часть объектов, назначаемых для поражения средствами стратегических ядерных сил (СЯС), высвободив при этом дополнительный ресурс стратегических средств для повышения эффективности выполнения возложенных на них боевых задач в условиях сокращения стратегических наступательных вооружений в соответствии с Договором между РФ и США о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений 2010 г. (Договор СНВ-3) и развития глобальной системы ПРО США;

5) снизить эффективности глобальной системы ПРО США с компонентами в Европе и Азиатско-Тихоокеанском регионе, что положительно скажется на возможностях российских СЯС по выполнению задач стратегического сдерживания на глобальном уровне;

6) способствовать возрастанию требуемого противнику наряда средств поражения для воздействия по российским объектам.

Баллистическая ракета малой дальности «Темп-С».

Таким образом, с прекращением действия ДРСМД и принятием ракет средней и меньшей дальности наземного базирования на вооружение, Россия может получить надежную активную защиту от практически любых угроз военной безопасности государства на региональном уровне. Боевое оснащение РСД и РМД может быть как ядерным, так и обычным, что обеспечивает гибкое планирование применения оружия в зависимости от складывающейся военно-политической и стратегической обстановки.

Несмотря на указываемые положительные моменты, они, по нашему мнению, не смогут компенсировать отрицательные стороны прекращения действия ДРСМД, к которым можно отнести следующие:

1) неминуемое возобновление гонки ракетных вооружений между РФ и США в области РСМД. Это неизбежно приведет к дополнительной нагрузке на бюджет РФ и на оборонно-промышленный комплекс из-за необходимости разработки и производства РК средней и меньшей дальности, а также создания группировки таких комплексов и оборудования мест их базирования, поскольку при реализации Договора РСМД была ликвидирована инфраструктура базирования и эксплуатации комплексов РСМД, а также сокращены производственные мощности, обеспечивающие серийное производство данных комплексов и эксплуатационного оборудования, которые придется воссоздавать;

2) дальнейшее осложнение отношений с Соединенными Штатами и их союзниками и связанное с этим усиление санкционной и изоляционной политики по отношению к России;

3) способность НАТО (прежде всего США) развернуть практически по всему периметру территории РФ ракетные комплексы с баллистическими и крылатыми ракетами наземного базирования средней и меньшей дальности. Они могут быть развернуты в Молдавии, Грузии, Украине, странах Балтии, а также в Японии и Южной Корее. Малое подлетное время БР и способность КР обходить зоны обнаружения средствами противоракетной и противовоздушной обороны, создадут серьезную угрозу военной безопасности России. При этом развертывание РСМД странами-союзниками США вблизи российских границ формально не нарушает положений Договора РСМД;

4) денонсация Россией ДРСМД может вызвать негативную реакцию мирового сообщества и, прежде всего у неядерных стран, чем непременно захотят воспользоваться США, подчеркивая милитаристский образ Российской Федерации. В результате может быть нанесен ущерб жизнеспособности Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО).

Прекращение действия ДРСМД с учетом совершенствования ядерного оружия (ЯО) ядерными государствами, а также в контексте стремлений США навязать всей планете свои взгляды на мировой порядок и решать проблемные вопросы силой, без санкций ООН, может подтолкнуть некоторые неядерные государства к выходу из ДНЯО и реальному обладанию ЯО, поскольку только наличие ядерного оружия позволяет им компенсировать технологическое отставание и слабости своих вооруженных сил в сравнении с ведущими мировыми державами. Обладание ЯО, в отличие от химического и биологического оружия, является демонстрацией научной, производственной и военной мощи государства. Эта позиция усиливается тем, что успешные практические пуски ракет, которые могут нести ядерное боевое оснащение, оказывают влияние на восприятие мировым сообществом факта наличия у государства ЯО и оценку последствий его применения (пример – ситуация с КНДР);

5) прекращение действия ДРСМД может негативно сказаться на продлении Договора СНВ-3 и, в целом, на режиме ограничения стратегических наступательных вооружений, что чревато подрывом стратегической стабильности на глобальном уровне.

Эти факторы, по нашему мнению, обусловливают важность сохранения жизнеспособности ДРСМД даже в условиях весьма напряженных отношений (почти открытого силового противостояния) США и их союзников по НАТО с Россией. Определенная база для этого имеется, поскольку и Российская Федерация, и Соединенные Штаты Америки на официальном уровне неоднократно заявляли о своей приверженности к выполнению положений ДРСМД.

Более того, при сохранении жизнеспособности ДРСМД было бы оправданным проведение консультаций сторон о начале переговоров по его модификации в целях укрепления стратегической стабильности в мире. Имеется целый ряд направлений модификации Договора, которые можно обсуждать.

1. Придание ДРСМД многостороннего характера. Предложение о придании ему многостороннего характера было представлено 62-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН в 2007 г. в рамках Совместного российско-американского заявления. Положительное решение на мировом уровне данного вопроса позволит нивелировать существующие угрозы национальной безопасности РФ, вызванные наличием (способностью его создать или приобрести) у ряда стран, де-факто обладающих ЯО, эффективного ракетного вооружения. Российская инициатива о придании ДРСМД многостороннего характера была тогда положительно воспринята американской администрацией, официальные представители которой назвали несправедливой ситуацию, когда лишь США и РФ связаны ограничениями на обладание РСМД в то время, как в мире активно идет распространение ракетных технологий.

Кроме того, придание многостороннего характера ДРСМД будет способствовать укреплению Режима контроля за ракетными технологиями, который в последнее время показывает свою недостаточную неэффективность.

2. Включение КРМБ в правовое поле ДРСМД. Существующие и перспективные образцы КРМБ с учетом дальностей полета можно классифицировать как РСМД. Учитывая значимое влияние крылатых ракет на общий баланс в системе стратегических вооружений, Россия могла бы вновь поставить перед США вопрос о включении КРМБ в правовое поле средней и меньшей дальности (в т.ч. и на многосторонней основе).

На начальном этапе переговорного процесса КРВБ целесообразно исключить из рассмотрения по причине распространения на них положений Договора СНВ-3.

Односторонние инициативы США и СССР (РФ) 1991-1992 годов, предусматривали, в том числе, снятие ядерных КРМБ с кораблей и подводных лодок, что стало важным шагом в предотвращении внезапного применения данного вида ЯО. Однако на кораблях остались КРМБ в неядерном оснащении. Основные задачи контроля состоят в определении общего количества произведенных и развернутых КРМБ, а также возможности идентификации их оснащения. Так, например, в США имеются три варианта КРМБ для РК Tomahawk: ядерный, неядерный, а также неядерный противокорабельный, и, соответственно, существует проблема возможности скрытной установки ядерных КР или переоснащения этих ракет в ядерные.

3. Распространение ограничений на другие ракетные вооружения (КРМБ и ударные БЛА).

Исходя из вышеизложенного, можно утверждать, что для Российской Федерации прекращение действия ДРСМД в современных условиях и в дальнесрочной перспективе нецелесообразно. При этом, поскольку пока не приходится рассчитывать на достижение прогресса со стороны США и НАТО в отношении КРМБ, России необходимо для выполнения задач стратегического сдерживания на региональном уровне развивать группировки с оружием большой дальности морского и воздушного базирования в ядерном и неядерном оснащении, в том числе гиперзвукового.

Тем не менее, заявление России о возможном выходе из ДРСМД и, если это не возымеет действия, то вынужденная денонсация ДРСМД, как политический демарш в ответ на враждебные дипломатические акции, агрессивную военную и экономическую политику, проводимые США, их союзниками и сателлитами в отношении РФ, может стать действенным предупредительным шагом, демонстрирующим отношение нашего государства к складывающейся военно-политической ситуации.

При негативном развитии обстановки выход России из Договора РСМД возможен в следующих случаях:

1) выход Соединенных Штатов из Договора СНВ-3;

2) развертывание США и их союзниками группировок РСМД на территориях европейских и азиатских стран;

3) развертывание высокоточного оружия большой дальности (в т.ч. гиперзвукового) у границ РФ;

4) развертывание США компонентов глобальной системы ПРО, способных осуществлять (в обход ДРСМД) ударные функции, вблизи границ РФ.

При этом Россия (как и в случае выхода Соединенными Штатами из ДРСМД) в интересах обеспечения своей и союзников военной безопасности и стратегического сдерживания на региональном уровне будет необходимо наладить производство баллистических и крылатых ракет средней дальности и оснастить ими Вооруженные Силы. Представляется целесообразным, исходя из советского опыта, вооружение такими ракетами вновь создаваемых формирований в составе Ракетных войск стратегического назначения (РВСН). Средняя дальность ракет предполагает выполнение стратегических задач по сдерживанию и поражению противника на региональном уровне, а централизация боевого управления всей наземной составляющей стратегических ядерных сил повышает эффективность их боевого применения. При этом положения Договора СНВ-3 никоим образом не нарушаются.

Следует подчеркнуть, что выбор объектов для поражения при выработке решения на применение РСД зависит от многих факторов: географического положения, военной и экономической мощи противника, системы предпочтений и степени восприимчивости его военно-политического руководства и др. Приоритетными объектами поражения будут являться т.н. «критически важные объекты». Как правило, это объекты военной и государственной инфраструктуры, экономики, промышленности, государственного и военного управления, ключевые информационные и энергетические объекты, поражение которых существенно снижает военный и экономический потенциал государства и (или) способствует прекращению военных действий. И союзникам США, прежде всего европейским, есть повод задуматься, прежде чем поддерживать возможный выход Соединенных Штатов из ДРСМД или содействовать Вашингтону в действиях, вынуждающим Россию выйти из этого Договора. Поддержанию стратегической стабильности в мире Россия однозначно привержена, но не в ущерб обеспечению своей безопасности, что еще раз было подчеркнуто президентом Российской Федерации Владимиром Путиным 1 марта 2018 г. в Послании Федеральному Собранию.

По мнению авторов, группировка РСД, исходя из состава совокупности возможных объектов поражения, а также привлечения к их поражению части сил и средств Военно-морского флота и Воздушно-космических сил, может (по подобию группировок с РК «Пионер», состоявшего на вооружении Вооруженных Сил СССР) включать несколько соединений с подвижными грунтовыми ракетными комплексами. Например, две-три ракетные дивизии (рд) БРСД и три-четыре ракетные бригады (рбр) КРНБ в западной части европейской территории России; одна-две рд БРСД и две-три рбр КРНБ в восточной части страны.

Данные соединения могут быть включены, соответственно, в состав Владимирской и Омской ракетных армий или же на основе этих соединений могут быть созданы новые ракетные объединения. В последнем случае нельзя исключать возможность постановки вопроса о воссоздании РВСН как вида Вооруженных Сил.

Авторы считают необходимым отметить, что приведенные оценки не претендуют на абсолютность и представлены для привлечения внимания к актуальной проблеме обеспечения выполнения задач сдерживания в обозримой перспективе в случае прекращения действия ДРСМД, а в случае его сохранения – к определению возможных направлений переговорного процесса по модификации Договора.

Андрей Станиславович БОРИСЕНКО – кандидат технических наук, старший научный сотрудник, член-корреспондент Академии военных наук (АВН)

Алексей Викторович ЕВСЮКОВ – кандидат военных наук, профессор АВН

Михаил Евгеньевич СОСНОВСКИЙ – кандидат военных наук, профессор, член-корреспондент АВН

Александр Леонидович ХРЯПИН – доктор военных наук, старший научный сотрудник, действительный член АВН


 

НОВОСТИ

Новые самоходные гаубицы «Коалиция-СВ» являются первым шагом к роботизации военной техники Сухопутных войск, сообщил начальник Ракетных войск и артиллерии ВС РФ генерал-лейтенант Михаил Матвеевский.
Опытный самолет МС-21-300, проходящий летные испытания на аэродроме Летно-исследовательского института им. М.М. Громова, впервые выполнил посадку в темное время суток.
Два первых серийных легких военно-транспортных самолета Ил-112В будут заложены на воронежском авиазаводе в ближайшие 2-3 месяца, сообщило РИА «Новости» со ссылкой на пресс-службу Авиационного комплекса им. С.В. Ильюшина. Первый полет опытного образца Ил-112В запланирован на осень 2018 г.
Приемочные испытания модернизированного зенитного ракетно-пушечного комплекса «Панцирь-С1М» планируется провести до конца 2019 г., заявил глава госкорпорации «Ростех» Сергей Чемезов.
Федеральная служба безопасности создала Национальный центр, который будет координировать борьбу с кибератаками на «критическую инфраструктуру». Соответствующий приказ подписал директор ФСБ России Александр Бортников.
Летный образец гражданского многоцелевого вертолета Ка-62, изготовленный в ААК «Прогресс» им. Н.И. Сазыкина холдинга «Вертолеты России», совершил первый перелет и приземлился на территории кампуса Дальневосточного федерального университета (ДВФУ) на острове Русский, где он был представлен участникам Восточного экономического форума.
В рамках двусторонних ротных тактических учений в соединениях и воинских частях Южного военного округа (ЮВО), в которых принимали участие около 6 тыс. военнослужащих, были проведены тактико-специальные учения (ТСУ) подразделений радиоэлектронной борьбы (РЭБ).
Два экипажа стратегических ракетоносцев Ту-160 впервые выполнили посадку на аэродром Анадырь (Чукотка) в рамках летно-тактического учения дальней авиации.
Предприятия ГК «Ростех» начали изготавливать запчасти для двигателей Д-18Т, установленных на тяжелых транспортных самолетах Ан-124 «Руслан», сообщил РИА «Новости» индустриальный директор авиационного кластера госкорпорации Анатолий Сердюков.
В ходе очередного селекторного совещания с руководящим составом ВС РФ, проходившем в Национальном центре управления обороной РФ под руководством главы военного ведомства генерала армии Сергея Шойгу, в числе прочего обсуждался ход опытно-конструкторской работы по изготовлению космического аппарата «Пион-НКС».

 

 

 

 

 

 

 

Учредитель и издатель: ООО «Издательский дом «Национальная оборона»

Адрес редакции: 109147, Москва, ул. Воронцовская, д. 35Б, стр. 2, офис 636

Для писем: 123104, Москва, а/я 16

Свидетельство о регистрации: Эл № ФС 77-22322 от 17.11.2005

 

 

 

Дизайн и разработка сайта - Группа «Оборона.Ру»

Техническая поддержка - Группа Компаний КОНСТАНТА

Управление сайтом - Система управления контентом (CMS) InfoDesignerWeb

 

Rambler's Top100