ГРУ: страницы истории
К 100-летию отечественной военной разведки

Советской военной разведке, преемницей которой стала военная разведка Вооруженных Сил Российской Федерации, 5 ноября 2018 г. исполнилось 100 лет. Военные разведчики во все исторические периоды существования нашего государства успешно решали специальные задачи, проявляя профессионализм, героизм и мужество, чем обеспечивали его военную безопасность, своевременно выявляя возникающие угрозы и замыслы противников.

Вячеслав КОНДРАШЕВ

Военные разведчики хорошо знают, что их служба возникла не на пустом месте. Специально обученные воины занимались сбором информации о противнике еще в древнерусском государстве, а основы стратегической военной разведки были заложены Петром I, которому удалось заблаговременно разведать намерения шведского короля Карла XII и добыть его план войны с Россией.

В последующие этапы российские военные разведчики занимались «сбором статистических и военных сведений об иностранных государствах» и «организации шпионства», то есть получением информации от граждан зарубежных стран. Лучших сотрудников военной разведки направляли в дипломатические миссии, где они действовали в качестве военных агентов, добывая важные сведения военного характера. Так, находившийся в Париже полковник А.И. Чернышёв заблаговременно проинформировал военное министерство, что Наполеон принял решение о войне против России и планирует начать свой поход на восток в 1812 г.

Немаловажное значение в работе разведывательных органов России имели секретные командировки за границу специально подготовленных офицеров. Они работали под вымышленными именами и собирали сведения военно-географического и военно-статистического характера, необходимые для изучения будущих театров военных действий.

Перед Русско-турецкой войной 1877-1878 гг. на Болгарский театр военных действий были командированы Генерального штаба полковники Артамонов и Бобриков, имевшие задачей выяснить условия переправы через Дунай и продвижения войск далее. В Армении секретные командировки местности проводили Генерального штаба полковники Малама, Филиппов и Войнов, а на приморском направлении – Генерального штаба полковники Казбек и князь Гуринели.

Агентурной работой против турок занимался Генерального штаба полковник П.Д. Паренсов. Он под чужим именем находился в Бухаресте, откуда руководил широкой сетью информаторов, которые собирали сведения о дислокации турецких войск. Российский разведчик обобщал получаемую от них информацию и направлял ее командованию армии. Уже после окончания войны начальник Главного штаба Вооруженных Сил России генерал-адъютант Н.Н. Обручев отметил: «Никогда еще данные о турецкой армии не были столь тщательно и подробно разработаны, как перед минувшей войной, и при открытии войны расположение турок было известно почти батальон в батальон». Эта оценка стала официальным признанием успешной работы российских разведчиков, их вклада в достижение победы над турками.

Накануне Первой мировой войны в Русской армии имелась довольно развитая система военной разведки, не уступавшая специальным службам ведущих иностранных государств. Она включала центральный орган управления – Отдел генерал-квартирмейстера в Главном управлении Генерального штаба и подчинявшиеся ему органы глубокой агентурной разведки, которые получали информацию от тайной агентуры военных агентов России в зарубежных странах. В штабе каждого фронта имелось разведывательное отделение, которое направляло агентов и лазутчиков в оперативный и ближайший тыл противника. Кроме того, после начала военных действий предполагалась организация войсковой (велась преимущественно конницей), воздушной и радиоразведки.

Российские военные разведчики добились значительных результатов по добыванию необходимой информации. Накануне войны ими было получено много важных документов, раскрывавших мобилизационные планы Австро-Венгрии и Германии, их намерения по ведению войны против России, схемы крепостей, других военных объектов. Начальник разведывательного отдела германского Генштаба полковник Николаи в своих мемуарах писал: «Захваченные после сражения у Танненберга материалы указывают, что штабы русской армии были снабжены данными о Германии как театре военных действий в таком изобилии, что большего нельзя было и желать».

Полковник А.И. Чернышёв.

В другом месте своей книги Николаи отмечал: «По захвату Варшавы в руки германцев попали отпечатанные 120 весьма секретных документов и планов германских и австрийских вооруженных сил, заготовленных в период 1907-1910 гг. разведывательным отделением в Варшаве. Из добытых в Вильно, Ковно, Риге, Холме и других гарнизонах документов высших военных властей можно было оценить успех русской шпионской сети до войны».

В ходе ведения военных действий тайные агенты, действовавшие за рубежом, лазутчики и разведдозоры на фронте, технические средства разведки добывали и направляли в Генеральный штаб, главнокомандующим фронтами большое количество важной разведывательной информации, которая использовалась при планировании всех операций. Получили дальнейшее развитие теория и практика ведения разведывательной деятельности во время войны, которые соответствовали мировому уровню.

Днем рождения советской военной разведки принято считать 5 ноября 1918 г., когда было сформировано Регистрационное управление Полевого штаба Реввоенсовета Республики. Главными задачами этого органа являлось «выявление военных, политических, дипломатических и экономических планов и намерений враждебно действующих против Российской Социалистической Федеративной Советской Республики и нейтральных государств, а также их отдельных групп и классов, могущих нанести тот или иной вред республике». В то время Региструпр отвечал за ведение агентурной разведки, а войсковой разведкой в Красной Армии занималось разведывательное отделение Оперативного управления Полевого штаба.

Создание единого центрального органа военной разведки было вызвано сложной обстановкой на фронтах Гражданской войны, где врагов новой власти поддерживали иностранные интервенты. Руководству Советской Республики была необходима достоверная военная и военно-политическая информация о складывающейся обстановке.

Созданные после победы Октябрьской революции разведывательные структуры – разведывательное отделение оперативного отдела Коллегии народных комиссаров по военным и морским делам, разведывательное отделение Высшего Военного совета и военно-статистический отдел Всероссийского главного штаба – работали разобщено и практически не взаимодействовали друг с другом. Из-за отсутствия подготовленных кадров им не удалось наладить эффективную агентурно-разведывательную работу, так как значительная часть специалистов разведывательной службы распущенной царской армии отказалась сотрудничать с новой властью. Кроме того, в связи с крайне сложным финансовым положением советского государства было практически полностью прекращено выделение денежных средств на ведение разведки.

Вера Волошина.

В этих сложных условиях Регистрационное управление начало свою деятельность. Первоначально у него было только несколько десятков агентов-резидентов и агентов-маршрутников, переданных предшествующими структурами. К середине же 1919 г. Региструпр заново создал агентурную разведку Красной Армии, которая включала четыре фронтовых регистрационных отдела, 15 армейских отделов, 77 дивизионных и до 10 бригадных отделений. Их многочисленный агентурный аппарат вел непрерывную разведку на фронтах и в тылу противника, добывая важную информацию.

Военными разведчиками были добыты достоверные сведения о подготовке странами Антанты военного похода против Советской республики, установлено, что Англия, Франция и США являлись главными организаторами и спонсорами военной интервенции против России. В середине 1919 г. регистрационный отдел Южного фронта доложил в Москву, что его агентурный источник передал следующую информацию: «ближайшей задачей Деникина является удар на Курск-Орел-Тулу». При помощи надежных агентов удалось добыть разработанный штабом финской армии план наступления белогвардейцев на Петроград.

Военные разведчики Красной Армии действовали в штабах ряда белых армий, вскрывая их планы по ведению боевых действий, получению из-за рубежа оружия и боеприпасов, добывали другую важную информацию. В штаб адмирала Колчака, например, была успешно внедрена Вера Васильевна Бердникова, молодая разведчица, сумевшая получить и переправить через линию фронта много ценных сведений. В тылу колчаковских войск результативно действовал разведчик Д. Киселев, начальник разведывательного пункта Туркестанского фронта В. Давыдов организовал операцию против атамана Дутова в Китае и сорвал готовящийся поход белоказаков на советскую территорию.

Одновременно налаживалась зарубежная разведка. В начале 1919 г. Регистрационное управление имело более 70 надежных агентов, которые передавали в Москву сведения о военных планах и замыслах против Советской России руководства и военного командования Польши, Германии, Англии, Латвии, Литвы, Франции, Финляндии, Турции и Японии. К 1920 г. зарубежная агентурная сеть Региструпра насчитывала 285 человек, которые работали в военных и правительственных кругах, среди русских белогвардейцев. За рубежом активно действовали военные разведчики Р. Кирхенштейн, М. Зелтынь, П. Краузе, Б. Бобров, М. Логановский, И.Парфелюк, С. Аралов и другие.

Диверсанты-подрывники на аэродроме перед вылетом в немецкий тыл.

После окончания Гражданской войны обстановка вокруг Советского государства оставалась сложной. Многие страны, в том числе граничащие с СССР, не отказались от антисоветской деятельности, организовывали военные провокации, террористические акты против советских дипломатов и должностных лиц. В связи со сложным экономическим положением в условиях мирного времени численность Красной Армии была сокращена более чем в 10 раз. Однако по решению военно-политического руководства страны военную разведку усилили и поставили ей новые задачи. Она должна была своевременно вскрывать все новые угрозы СССР, докладывать о возможности нападения противника, а также информировать обо всех международных событиях, затрагивающих военную безопасность государства.

В 1921 г. в качестве нового центрального органа военной разведки было создано Разведывательное управление, вошедшее в состав Штаба РККА. Основным направлением его деятельности стало расширение масштабов агентурной работы за рубежом.

Одновременно произошли изменения в организации разведывательных органов штабов военных округов и армий. Они стали отвечать за организацию и руководство как агентурной, так и войсковой разведкой. Во всей системе военной разведки приоритетное значение стало уделяться подготовке кадров, создавались соответствующие учебные заведения, изыскивались новые способы и приемы разведывательной деятельности, в том числе на основе опыта предшествующих военных разведчиков.

С 1924 г. работой Разведывательного управления стал руководить Ян Карлович Берзин, который вывел ее на мировой уровень. При нем советская военная разведка превратилась в одну из самых эффективных спецслужб мира. Берзину удалось создать эффективно действующую зарубежную разведывательную сеть и резидентуры в Европе, США, Китае и Японии, которые добывали ценные сведения военного, военно-политического и военно-технического характера. В интересах Разведывательного управления за рубежом успешно работали те, кого позже назовут «великими нелегалами», а период их деятельности – «эпохой великих нелегалов».

Летом 1943 г. диверсионные группы РУ ГШ и партизаны активизировали деятельность в немецком тылу, в частности, направленной на срыв военных перевозок.

Берзин сделал ставку на развертывание в наиболее важных иностранных государствах нелегальных радиофицированных резидентур, способных успешно действовать как в мирное, так и военное время. Такие формы работы в то время не использовала ни одна из ведущих разведслужб мира. Большая часть этих резидентур занималась добыванием информации военно-политического и военного характера. Ими руководили Р. Зорге, О. Стигга, М. Скаковская, С. Побережник, Ш. Радо, Р. Гернштадт, А. Шнее и другие разведчики.

Другим направлением агентурной деятельности в этот период стала военно-техническая разведка, нацеленная на добывание документальных материалов по авиационной, химической, судостроительной и другим отраслям промышленности развитых капиталистических государств, которые использовались для ускорения роста военно-экономического потенциала СССР. Военные разведчики также добывали большое количество образцов современной боевой техники, комплекты конструкторских чертежей, другой технической документации, что позволило не отставать от потенциальных противников, а также экономить значительные государственные средства при проектировании и создании нового вооружения для Красной Армии. Для этого были созданы нелегальные резидентуры военно-технической разведки, которые возглавляли А. Адамс, Я. Черняк, Л. Маневич, А. Талтынь, С. Узданский.

В 1920-1930-х гг. военная разведка активно велась и через аппараты военных атташе, которые возглавляли видные военачальники: П. Рыбалко, В. Чуйков, В. Путна, А. Пуркаев, Н. Кузнецов и другие. Используя свой опыт и военные знания, они быстро разбирались в особенностях военно-стратегической обстановки в странах пребывания и информировали об этом Разведывательное управление.

За период 1924-1929 гг. добывающие органы военной разведки направили в Разведупр около 65 тысяч секретных документов и донесений общим объемом более 500 тысяч страниц. Военными разведчиками были добыты планы мобилизационного развертывания ряда приграничных стран, документы министерств обороны некоторых западноевропейских государств, действующие в иностранных армиях уставы, наставления и другие документы. Комплексный анализ этих материалов позволял вскрывать взгляды вероятных противников на использование видов и родов войск в будущей войне, направленность их боевой подготовки, что использовалось для подготовки РККА к отражению агрессии.

Не менее эффективно решались военно-технические задачи в интересах оборонной и гражданской промышленности советского государства. Разведчиками был добыт ряд материалов по современным иностранным технологиям, большое количество патентов и описаний важных технологических циклов, а также конструкторские документы по производству в зарубежных странах авиационной техники, боевых кораблей различных классов, бронетанковой техники, артиллерийских систем, средств связи, передачи изображений, радиоразведки и многие другие важные материалы. Эти сведения и материалы позволили сэкономить стране десятки миллионов инвалютных рублей и не допустить военно-технического отставания от ведущих зарубежных армий.

Только в июле 1943 г. на центральном участке советско-германского фронта было пущено под откос более тысячи эшелонов противника.

Помимо органов агентурной разведки стратегического и оперативного (в военных округах) уровней Разведывательное управление развивало структуру сил и средств радиоразведки. В военных округах были развернуты разведывательно-пеленгаторные группы и приемослежечные радиостанции, которые вскрывали на территории сопредельных государств местоположения крупных штабов, оснащенных средствами радиосвязи, перехватывали радиограммы и радиопереговоры. Одновременно в военной разведке была создана дешифровальная служба, раскрывавшая закодированные радиосообщения, содержавшие наиболее важную закрытую информацию. В Военно-морском флоте и ВВС имелись органы морской и воздушной разведки, решавшие задачи по своим зонам ответственности. Их деятельность координировало Разведывательное управление.

Каждый из видов военной разведки имел свои возможности, а добываемые ими сведения не давали полную информацию о военных и военно-технических событиях. Для того чтобы получить полную картину, требовалось обобщать и тщательно анализировать все поступающие в Центр данные. В Разведывательном управлении за решение этих задач отвечал информационно-статистический отдел. Его специалисты проверяли каждый добытый материал, выявляли и отсекали явную дезинформацию, проводили тематический анализ всех сообщений и на основе этого готовили спецсообщения для руководства страны и командования Красной Армии, а также выпускали большое количество других документов: сводки, бюллетени, справочники, описания.

Руководитель агентурной группы «Альта» Ильза Штёбе.

При этом сотрудники информационно-аналитической службы военной разведки не только готовили систематизированные и обобщенные данные о военных возможностях потенциальных противников, но и сопоставляли их с аналогичными сведениями о Красной Армии. В случае необходимости на основе такого сопоставления ими разрабатывались конкретные предложения для рассмотрения в высших военных органах.

В частности, в 1928 г. в одном из докладов для Реввоенсовета СССР начальник Разведывательного управления предлагал на основе анализа тенденций развития за рубежом военной техники рассмотреть необходимость создания в Красной Армии крупных бронетанковых частей с приданной им моторизованной артиллерией, а также штурмовой авиации в ВВС, способной оказывать непосредственную поддержку войскам на поле боя.

В целом в предвоенный период в РККА существовала развитая система военной разведки, способная обеспечить добывание достоверной информации о противнике. Репрессии 1937-1939 гг. нанесли, к сожалению, существенный урон военным разведывательным структурам, затронув как руководство, так и ведущих специалистов в области агентурно-разведывательной деятельности за рубежом, обладавших большим опытом и уникальными знаниями. Это не могло не сказаться на работе различных структур военной разведки, требующих непрерывного квалифицированного руководства.

Вместе с тем следует отметить, что разгрома ранее созданной системы военной разведки не произошло. На замену репрессированным приходили отобранные в войсках и академиях РККА новые кадры, прошедшие ускоренную разведывательную подготовку. Эти офицеры были преданы Родине, активно стремились овладеть новой специальностью и служить в военной разведке. Они смогли, несмотря на малый опыт и допускаемые в связи с этим ошибки, сохранить зарубежные агентурные сети и не допустить снижения эффективности работы нелегальных и легальных резидентур, продолжавших направлять в Центр важную информацию.

В связи с осложнением военно-политической обстановки в Европе Разведывательным управлением принимались срочные меры для повышения эффективности работы всех структур военной разведки. В конце 1930-х гг. активизировалась деятельность всех легальных и нелегальных резидентур, находившихся в европейских странах. Главное внимание уделялось получению достоверной информации по Германии. Для решения этой задачи привлекались резидентуры, развернутые не только в Германии, но и в Польше, Франции, Великобритании, Румынии, Венгрии, Италии, Финляндии и Японии.

Они имели надежные агентурные источники в германском МИД, нескольких немецких посольствах за рубежом, среди представителей военно-политического руководства ряда европейских стран, военных, военно-технических и военно-промышленных кругов. В Японии, создававшей военные угрозы СССР на дальневосточном направлении, имелись источники, получавшие сведения о всех решениях правительства и Тайного совета. Эти резидентуры возглавляли опытные военные разведчики: генерал-майоры И.И. Скляров, И.А. Суслопаров, А.Р. Самохин, И.А. Иконников, В.И. Тупиков, полковники Г.М. Еремин, И.Г. Ляхтеров, В.Ф. Мазунов, Н.И. Никитушев, Б.Г. Разин, П.С. Рыбалко, И.М. Сараев, И.В. Смирнов, подполковник К.П. Сонин, разведчики-нелегалы Р. Зорге, Р. Гернштадт, Ш. Радо, Л. Треппер, В. Озолс, А. Шнее и другие.

Разведчик-нелегал Жорж Коваль.

Благодаря их результативной работе в Москву регулярно поступала чрезвычайно важная информация. Москве стали известны намерения Гитлера использовать внезапность при совершении агрессии, мероприятия по увеличения германской армии, приоритетность развития танковых и механизированных войск для ведения маневренных боевых действий.

Центр был своевременно проинформирован о принятом в Берлине решении совершить нападение на Польшу, а также о составе немецкой группировки, сроках начала агрессии и предполагаемом характере действий вермахта. Руководство страны и командование РККА заблаговременно узнали о подготовке Германии к наступательным операциям в Западной Европе, а за несколько дней до нападения Германии на Голландию, в мае 1940 г., в Разведывательное управление поступило об этом донесение из надежного источника.

Аналитиками военной разведки были проанализированы причины быстрого поражения Польши и западноевропейских стран. В Наркомат обороны, Генеральный штаб, штабы военных округов были направлены информационные материалы, раскрывавшие причины успеха германской армии: упреждение противника в развертывании, сосредоточение на направлениях главных ударов танковых и механизированных соединений, нанесение ими охватывающих ударов с быстрым продвижением в глубину обороны противника при массированной поддержке авиации. В Разведуправлении предполагали, что подобным же образом германские войска будут действовать и в случае нападения на СССР и к этому необходимо готовить Красную Армию.

По указанию Гитлера были приняты меры по усилению секретности, чтобы не допустить разглашения информации о принятом им решении начать подготовку к войне против СССР. Одновременно предусматривалось введение в заблуждение советского руководства и командования РККА в отношении истинных намерений Берлина. Германским командованием была разработана специальная директива по дезинформации, предусматривающая создание впечатления о предстоящем в 1941 г. вторжении в Англию.

Несмотря на это, военной разведке удалось добиться получения достоверной информации о подготовке фашисткой Германии к боевым действиям на востоке. 18 декабря 1940 г. Гитлер подписал директиву «Барбаросса», а уже 29 декабря агентурная группа «Альта», действовавшая в Берлине, сообщила в Москву, что фюрер отдал приказ о подготовке к войне против СССР. В январе и феврале 1941 г. от этой же группы поступили дополнительные сведения, которые в значительной степени раскрывали замысел предстоящих операций вермахта. Были установлены предварительные сроки начала агрессии, группировки германских войск, направления ударов и их командующие.

Аналогичная информация стала поступать в Центр от других резидентур военной разведки. Надежные источники докладывали, что все железные дороги на восток забиты воинскими эшелонами, перевозящими танки, артиллерию, пехотные части немецкой армии. Местами их сосредоточения были приграничные с СССР районы Восточной Пруссии, Польши, Венгрии, Румынии.

Разведотделы западных военных округов: Прибалтийского, Западного и Киевского особых, а также Ленинградского и Одесского – также стали получать от своих агентурных источников данные о выдвижении войск противника к государственной границе. Радиоразведкой и дешифровальной службой перехватывались радиограммы и переговоры, однозначно свидетельствующие о подготовке фашистской Германии к нападению на СССР.

Сталин знал из докладов военной разведки о нарастающей военной угрозе на западных границах СССР и принимал определенные меры по подготовке страны к войне с Германией. Вместе с тем советский лидер надеялся, что если не дать Германии повода, то войны не будет. Одновременно принимались различные меры, чтобы выиграть время, путем дипломатических переговоров оттянуть сроки начала войны.

По мере приближения к назначенной Гитлером дате нападения на СССР донесения военной разведки стали носить все более конкретный и тревожный характер. Все источники отмечали, что война начнется в ближайшие дни. Об этом сообщал агент, находившийся в немецком посольстве в Москве, резидентуры в Берлине, Бухаресте, Хельсинки. На основе информации от источника «ХВЦ» вечером 21 июня лично Сталину было доложено о том, что наступающей ночью Германия начнет войну против СССР. Советский лидер все же надеялся, что у него еще есть время для дипломатических маневров, и совершил ошибку в определении даты нападения фашистской Германии на Советский Союз, не поверив поступающей ему разведывательной информации.

Военные разведчики с первых дней активно участвовали в Великой Отечественной войне, внося свой вклад в отражение нападения, обеспечивая последующие боевые действия на всех фронтах и театрах. Ни один боевой приказ, ни одно оперативное распоряжение, ни один план операции не готовились без оценки обстановки и раскрытия замыслов противника на основе докладов военной разведки.

В начальный период войны главные усилия разведки были направлены на получение сведений о военном потенциале Германии, вскрытие военных планов вермахта на фронте. К решению этих задач привлекались органы всех видов военной разведки: стратегической агентурной, оперативной (фронтовой) агентурной, радиоразведки, дешифровальной службы, воздушной, военно-морской и восковой. Они действовали во взаимодействии и взаимосвязи, в интересах обеспечения боевых действий советских войск.

Значительные объемы задач в ходе начавшихся боевых действий выполняли разведывательные отделы фронтов, уделявшие главное внимание работе в тылу противника, насаждению там агентуры и диверсионных групп. Всего за первые семь месяцев войны через линию фронта было переброшено более 10 тысяч человек, из них около трех тысяч являлись подготовленными агентурными разведчиками, а остальные входили в партизанские отряды и диверсионные группы. Разведывательное управление принимало срочные меры по налаживанию эффективной разведывательной работы и на войсковом уровне, что стало приносить результаты.

Фронтовая разведка несла потери, но действовала все более организованно и результативно. Уже в ходе Смоленского оборонительного сражения разведка обеспечила командование Западного фронта сведениями о противостоящей группировке противника, до дивизии, полка включительно. В штаб фронта и в Генеральный штаб заблаговременно поступила информация о подготовке наступления на Москву, в котором будут участвовать три армии и три танковые группы, о направлениях ударов и сроках начала операции.

В ходе ожесточенных боев на дальних подступах к Москве агентурная оперативная разведка была нацелена на непосредственное обеспечение боевых действий советских войск. Разведотделы Калининского, Западного и Брянского фронтов забрасывали в тыл врага разведывательные и диверсионно-разведывательные группы, которые вскрывали переброски резервов вермахта, пускали под откос эшелоны противника, нападали на небольшие немецкие гарнизоны. Среди разведчиков было много московских комсомольцев-добровольцев, включая молодых девушек. Бесстрашно сражались с врагом Зоя Космодемьянская, Елена Колосова, Вера Волошина и многие другие, которые, к сожалению, погибли, но до конца выполнили свой воинский долг.

Важную информацию добывали разведчики-нелегалы, а также легальные резидентуры, действовавшие в Лондоне, Вашингтоне, Анкаре, Стокгольме и Токио. Резидентура «Рамзай», нелегально работавшая в Токио под руководством Рихарда Зорге, 14 сентября 1941 г. сообщила в Москву: «Японское правительство решило не выступать против СССР в текущем году». Сведения подобного характера поступали и от других источников военной разведки. На основании этих сообщений Ставка ВГК приняла решение о переброске в район советской столицы войск с Дальнего Востока. Свежие дальневосточные дивизии прибыли на фронт в разгар битвы под Москвой и внесли существенный вклад в срыв планов противника.

Военная разведка продолжала добывать данные о группировке германских войск и планах немецкого командования по ведению военных действий в 1942 г. В разведывательных донесениях, докладывавшихся руководству страны и военному командованию, неоднократно отмечалось, что германская ставка готовит наступательные операции на южном направлении с нанесением главных ударов на Сталинград и Кавказ. Однако эта информация, к сожалению, не была принята во внимание, так как Сталин и ряд крупных военачальников посчитали, что противник основной удар будет наносить на московском направлении, и именно здесь были сосредоточены стратегические резервы.

Накануне и во время Сталинградского сражения военной разведке вместе с соединениями и частями Красной Армии пришлось пройти через серьезные испытания в ходе широкомасштабного наступления противника. Органы фронтовой и войсковой разведки несли потери, но продолжали вести работу по вскрытию группировки войск противника, перемещения резервов для усиления ударных сил. В тыл врага засылались разведывательные группы, которые захватывали «языков», немецкие оперативные документы, другие важные материалы.

Несла потери и стратегическая агентурная разведка, действовавшая за рубежом. Германские спецслужбы, стремясь предотвратить утечку секретных сведений в Москву, провели в 1942 г. серию контрразведывательных операций в Германии и ряде европейских стран. Им удалось нанести серьезный удар агентурной сети советской военной разведки.

Были выявлены и арестованы находившиеся на нелегальном положении советские разведчики Л. Треппер, А. Гуревич, К. Ефремов, А. Макаров, И. Венцель, А. Шнее и другие. Кроме них в гестапо попали около 100 человек, работавших на советскую разведку. Закрытый военный трибунал приговорил 46 из них к смертной казни, остальных – к длительным срокам тюремного заключения. На гильотине была казнена молодая женщина И. Штёбе – руководитель работавшей в Берлине агентурной группы «Альта».

Несмотря на эти потери, в глубоком тылу противника продолжали успешно действовать нелегальные структуры военной разведки. Наибольшее количество информации поступало от резидентуры «Дора», работавшей под руководством Шандора Радо. Она находилась в Швейцарии и имела ценных агентов не только в этой стране, но и непосредственно в Германии, в том числе в военном командовании. Со второй половины 1942 г. радиограммы Радо стали носить уникальный в мировой практике спецслужб характер – из страны, находящейся на расстоянии более 3000 км от советско-германского фронта, поступали подробные сведения с указанием районов дислокации немецких дивизий и корпусов, планах их боевого применения, понесенных потерях. Только за первую половину 1943 г. резидентура направила в Центр более 700 информационных донесений, раскрывавших положение немецких войск на советско-германском фронте, перегруппировки резервов и намерения командования вермахта. Из донесений «Доры» в Москве узнали о подготовке Берлином крупного наступления на центральном участке фронта в районе Курской дуги. При этом были точно вскрыты сроки, направления и масштабы немецкой стратегической операции, которая закончилась полным провалом из-за того, что советское командование получило разведывательную информацию о ней и приняло соответствующие меры противодействия.

Продолжала свою деятельность в тылу противника нелегальная резидентура военно-технической разведки под руководством Яна Черняка. Его источники добывали информацию непосредственно из Германии, раскрывая возможности немецкой промышленности по выпуску боевой техники. Накануне Курской битвы он прислал в Москву подробные данные о танках «Тигр» и «Пантера», а также о ходе работ по создаваемым средствам радиосвязи, радиолокационной технике. Нелегалу удалось получить сверхсекретные сведения о запасах химического оружия в немецкой армии.

В целях повышения эффективности деятельности военной разведки и в связи с расширением масштабов и размаха проводимых специальных операций весной 1943 г. была проведена реорганизация системы управления военной разведкой Красной Армии. Было образовано два центральных руководящих органа: Разведывательное управление Генерального штаба и Главное разведывательное управление КА.

РУ ГШ стало отвечать за руководство агентурной и войсковой разведкой фронтов, радиоразведку, а также обобщало информацию о деятельности противника на фронте и в его оперативном тылу, в том числе поступавшую от взаимодействующих органов. ГРУ КА было нацелено на ведение агентурной разведки в глубоком тылу противника, на территории европейских и других стран и добывало информацию не только о Германии, но и других государствах, в том числе – на завершающем этапе войны, об антисоветских действиях западных союзников.

На торжественном мероприятии, посвященном 100-летию образования Главного разведывательного управления Генерального штаба Вооруженных Сил России.

С середины 1943 г. вся система военной разведки действовала как единый механизм в интересах обеспечения военных действий и достижения победы над врагом. Ставка ВГК, руководство Генерального штаба, командный состав в войсках полностью доверяли данным, полученным военной разведкой, опирались на них при планировании и организации операций и боевых действий против фашистских войск. В приказе Верховного главнокомандующего И.В. Сталина от 1 мая 1943 г. говорилось, что необходимо «изучать противника, улучшать разведку – глаза и уши Армии, помнить, что без этого нельзя бить врага наверняка». Это выражение стало боевым девизом всех военных разведчиков.

Разведывательное управление Генерального штаба, реализуя эти указания, значительно активизировало деятельность всех видов фронтовой разведки. Расширились масштабы подготовки для нее резидентов, разведчиков и радистов в специализированных разведшколах, что позволило нарастить агентурные сети на оккупированных территориях. К середине 1943 г. она имела в своем составе 253 агентурно-разведывательные и диверсионные группы. Было усилено взаимодействие с партизанским движением, за разведотделами фронтов закреплялись все партизанские отряды в полосе действия войск фронта.

Это позволило лучше координировать деятельность в тылу противника диверсионных групп военной разведки и партизанских формирований. Они наносили удары по коммуникациям, препятствуя переброскам немецких резервов и боеприпасов к линии фронта. Только в июле 1943 г. на центральном участке советско-германского фронта было проведено 1460 налетов на железнодорожные станции, пущено под откос более 1000 эшелонов и поездов противника.

На завершающем этапе Великой Отечественной войны фронтовая разведка действовала с наибольшей эффективностью. С мая 1943 по май 1945 г. в тыл противника было направлено 1236 диверсионно-разведывательных групп общей численностью около 10 тысяч человек, добывавших важные сведения. Разведотделы фронтов знали о противнике практически все в зонах своей ответственности. Была известна группировка немецких войск, ее состав с нумерацией всех полков, дивизий, корпусов и армий, их состояние и боеспособность. Велся непрерывный контроль за перебросками немецких частей и соединений, местоположением резервов.

Успешно решали задачи в тылу противника фронтовые агентурные разведчики С. Агафонов, М. Бабиков, Г. Братчиков, А. Бринский, П. Вершигора, К. Гнидаш , Н. Земцов, Ф. Кравченко, Г. Линьков, Н. Федоров и многие другие. Рискуя жизнью, часто преследуемые карателями, они добывали необходимую разведывательную информацию и одновременно создавали невыносимую для врага обстановку на захваченной им территории.

Главное разведывательное управление Красной Армии также активно работало в интересах достижения победы над фашистским агрессором, используя свои нелегальные и легальные резидентуры и агентурные группы. Разведчица-нелегал У. Кучински передавала в Москву достоверные данные о военном потенциале Германии, а также по ходу операций англо-американских войск в Европе. Не снижал активности нелегал Я. Черняк, раскрывавший военно-технические секреты германской промышленности.

Резиденты легальных резидентур Брион, Морис и Мольер, действовавшие в Лондоне, Вашингтоне и Нью-Йорке, добывали уникальную военно-политическую и военную информацию, имевшую большую ценность для советского руководства. Так, источник «Долли» передавал военным разведчикам материалы перехвата и дешифрования немецких военных радиограмм. Эти документы носили чрезвычайно важный характер, так как раскрывали планы немецкого командования и ход боевых действий на советско-германском фронте. В Москве из донесений военной разведки знали обо всех особенностях политики руководства западных союзников, которая стала носить все более антисоветский характер, так как политические круги Великобритании и США опасались «большевизации» Европы в результате наступательных операций Красной Армии.

ГРУ КА удалось успешно решить другую важную задачу. В Великобритании, а затем в США велись активные работы по созданию новых типов оружия на основе использования атомной энергии. В Лондоне и Вашингтоне приняли решение держать этот проект в секрете от Москвы. Но благодаря деятельности советской разведки, в том числе военной, осуществить этот план не удалось. Сталин знал о ходе работ по созданию атомной бомбы в США и принял меры по началу аналогичных работ в СССР.

Сотрудник лондонского аппарата полковник военной разведки С. Кремер летом 1941 г. привлек к сотрудничеству немецкого физика К. Фукса, эмигрировавшего в Англию. Немецкий эмигрант сообщил о начавшихся в Великобритании работах по атомному проекту и рассказал об основных направлениях проводимых англичанами исследований. Оперативную работу с этим источником продолжила У. Кучински, от которой в Центр поступали материалы от Фукса. Ему передали вопросы, подготовленные советскими физиками, и Фукс письменно ответил на них, а также передал образцы устройств, использовавшихся для очистки урана.

Разведчик-нелегал Ян Черняк, выполняя указания Разведуправления, установил контакт с английским физиком А. Меем, также работавшим по этому направлению, и привлек его к сотрудничеству. От этого источника было получено большое количество документов, раскрывавших процессы получения оружейного урана и плутония для ядерных боеприпасов. Не менее результативно шла работа военных разведчиков в США. Нелегал Артур Адамс добыл информацию о начале работ по проектированию ядерного взрывного устройства, которое должно было использоваться против Японии в виде авиационных бомб, о его конструкции и заводах, где велись эти работы. Адамсу также удалось получить образцы оружейного урана, используемого в ядерной бомбе.

Разведчик-нелегал Жорж Коваль смог попасть на предприятие, где создавались компоненты для ядерных боеприпасов, и подробно описал его работу. Сотрудники канадской резидентуры продолжили раскрывать атомные секреты западных союзников, организовав получение от А. Мея, переехавшего в эту страну, важных документальных материалов, подробно раскрывавших ход работ по атомному проекту.

В целом военные разведчики в 1941-1945 гг. добыли около 6000 листов секретных документов и 25 образцов, связанных с технологией производства оружейного урана и плутония, а также создания в США ядерного оружия. Это помогло советским ученым и конструкторам создать отечественную атомную бомбу и восстановить паритет с Соединенными Штатами.

Уже после окончания войны с фашистской Германией Уинстон Черчилль дал указание начать подготовку плана войны против СССР, чтобы отбросить советские войска за «линию Керзона». Военные действия должны были начаться неожиданно для Москвы, в них должны были принять участие сохранившие боеспособность фашистские соединения. О плане этой операции, получившей название «Немыслимое», лондонская резидентура военной разведки немедленно проинформировала Центр.

Советская военная разведка своими действиями, успешными операциями, добываемой информацией внесла значительный вклад в достижение Победы над фашистской Германией в годы Великой Отечественной войны. За успешное решение боевых задач, проявленное при этом мужество и отвагу, более 500 представителей всех видов разведки были удостоены звания Героя Советского Союза. Около 200 тысяч военных разведчиков были удостоены других правительственных наград.

После окончания Великой Отечественной войны обстановка в мире не стала более спокойной и безопасной. Бывшие западные союзники открыто перешли к антисоветскому внешнеполитическому курсу, возникли новые угрозы военной безопасности СССР. Военная разведка стала решать новые задачи в интересах обеспечения национальных интересов своей страны. Начавшаяся «холодная война» стала серьезным испытанием для военных разведчиков, их профессионализму, умению работать в изменившихся условиях.

Наибольших успехов добились сотрудники стратегической агентурной разведки, действовавшие в США, Великобритании, других ведущих странах НАТО. Благодаря добываемой ими информации, в Москве в деталях знали о планах ведения войны против СССР с применением ядерного оружия, читали секретные документы, которые хранились в тщательно оберегаемых сейфах наших потенциальных противников.

Важные задачи решали резидентуры стратегической агентурной разведки в период Карибского кризиса (1962 г.). Москва заранее узнала о планируемом США вторжении на Кубу силами наемников для свержения режима Фиделя Кастро. После провала этой операции, чему способствовала информация военной разведки, в Центр стали поступать донесения о подготовке США к обострению военной конфронтации с СССР, вплоть до начала ядерной войны. Использование этих сведений позволило военно-политическому руководству СССР принять меры по ослаблению напряженности в этом районе.

Серьезным испытанием для советской военной разведки стали боевые действия на территории Афганистана в 1979-1989 гг. Действовавшие в составе Ограниченного контингента советских войск силы и средства агентурной, специальной, радио- и радиотехнической разведки выполняли поставленные задачи в особых условиях. Многие боевые операции проводились на основе точных достоверных данных военных разведчиков, действовавших не щадя своей жизни.

Страницы истории военной разведки наполнены многими примерами мужества, отваги, преданности своему долгу, проявленными военными разведчиками в Азиатско-Тихоокеанском регионе, на Ближнем Востоке, в Африке, других районах кризисных ситуаций. Военная разведка активно участвовала в борьбе с террористическими угрозами на территории Российской Федерации и за ее пределами. Особое внимание уделялось получению упреждающей информации о готовящихся террористических актах, раскрытию состава, структуры и боевых возможностей террористических организаций и радикальных экстремистских группировок, действующих в различных странах мира и несущих угрозы России.

Сегодня военная разведка, продолжая славный путь своих предшественников, обеспечивает военную безопасность страны в сложной международной обстановке, обеспечивает руководство Российской Федерации, командование Вооруженных Сил своевременными и достоверными данными, обеспечивающими принятие наиболее целесообразных и обоснованных военно-политических и военно-стратегических решений.

Вячеслав Викторович КОНДРАШЕВ – генерал-лейтенант в отставке, доктор исторических наук, профессор


 

НОВОСТИ

В Национальном центре управления обороной Российской Федерации под руководством главы военного ведомства генерала армии Сергея Шойгу проведен очередной Единый день приемки военной продукции.
На Дальнем Востоке открылся первый российский центр коллективного проектирования (ЦКП) микроэлектроники. Церемония открытия ЦКП «Восток» состоялась на полях V Восточного экономического форума.
Ученые технополиса «ЭРА» презентовали новую модель лазерного сканирующего устройства (лидар) для обнаружения скрытой инфраструктуры с беспилотного летательного аппарата. Модель позволяет не только распознать рельеф территории с высокой точностью, но и обнаружить препятствия в виде физических объектов на пути к цели.
Первая партия новейших зенитных ракетных комплексов «Бук-М3» поступила на вооружение Центрального военного округа (ЦВО), сообщил командующий войсками ЦВО генерал-полковник Александр Лапин.
Совет директоров холдинга «Вертолеты России» (входит в госкорпорацию «Ростех») принял решение об объединении АО «МВЗ им.?М.Л.?Миля» и АО «Камов» и создании на их основе компании «Национальный центр вертолетостроения им. М.Л. Миля и Н.И.?Камова». НЦВ объединит в себе потенциал двух вертолетостроительных школ для более эффективного и качественного решения задач по проектированию и модернизации вертолетной техники.
Филиал ПАО «Компания «Сухой» НАЗ им. В.П. Чкалова отправил два первых мотоотсека для нового стратегического бомбардировщика Ту-160М2 на Казанский авиационный завод им. С.П. Горбунова.
В октябре исполнилось 90 лет со дня рождения выдающегося советского и российского авиаконструктора Михаила Петровича Симонова.
Тестирование космического аппарата нового поколения «ГЛОНАСС-К», которое проводились в рамках запланированной программы летных испытаний, завершено. Комплексные летные испытания всей навигационной системы ГЛОНАСС с новым спутником завершатся в первом полугодии 2020 г.
Три многоцелевых истребителя Су-35С поступили на вооружение дислоцированного в Тверской области истребительного авиационного полка Ленинградской армии ВВС и ПВО Западного военного округа.
Концерн ВКО «Алмаз – Антей» передал Минобороны России второй в 2019 г. полковой комплект зенитной ракетной системы (ЗРС) С-400 «Триумф». Торжественная церемония прошла на полигоне Капустин Яр в Астраханской области.

 

 

 

 

 

 

 

Учредитель и издатель: ООО «Издательский дом «Национальная оборона»

Адрес редакции: 109147, Москва, ул. Воронцовская, д. 35Б, стр. 2, офис 636

Для писем: 123104, Москва, а/я 16

Свидетельство о регистрации: Эл № ФС 77-22322 от 17.11.2005

 

 

 

Дизайн и разработка сайта - Группа «Оборона.Ру»

Техническая поддержка - ООО «Д-Софт»

Система управления сайтами InfoDesigner JS

 

Rambler's Top100