«Триумф» на мировом рынке
Покупатели выстраиваются в очередь за С-400

Российские средства ПВО продолжают завоевывать все новых и новых покупателей на внешнем рынке: вслед за Турцией зенитные ракетные системы (ЗРС) С-400 «Триумф» планирует купить Саудовская Аравия. Две страны, ранее не входившие в число традиционных партнеров Москвы по военно-техническому сотрудничеству, сделали выбор в пользу новейшего российского вооружения.

Борис КИРИЛЛОВ

РАЗВЕРТЫВАНИЕ НА РУИНАХ «ДИВНОГО НОВОГО МИРА»

Мир меняется на наших глазах. Глобальная утопия, как ее конструировали на Западе после распада СССР, разбилась о финансовый кризис 2008 г. Уже в 2010-х гг. начался разогрев конфликтов на мировой периферии, что знаменует собой новые потрясения, в первую очередь – перестройку системы международной безопасности, в которой США уже не смогут играть первую скрипку во всем.

Все это подталкивает многие развивающиеся страны к мысли о том, что «король» отныне если и не совсем голый, то одет как-то не по геополитическому сезону. Попытки лезть во все проблемы снаружи сразу приводят к тому, что у Вашингтона сокращается ресурс управления. Следовательно, он не всесилен, как казалось многим еще в 1990-е гг., – а значит, меры по наращиванию средств сдерживания оправданы и не являются пустой тратой денег. Кто-то идет ва-банк и вкладывается в ракетно-ядерное оружие, как КНДР, а кто-то предпочитает более консервативные способы – но об укреплении обороноспособности размышляют все.

Это понимают и в Вашингтоне. В американских околовоенных кругах в последние годы стала очень популярной концепция Anti-Access and Area Denial (A2AD). По смыслу в переводе это «недопущение появления противника в районе и срыв его действий там». Многие военные в США этот термин недолюбливают и частенько называют buzzword – модным словечком, которое вставляют куда надо и куда не надо. Однако если приглядеться повнимательнее, то видно, что под A2AD там понимают комплекс мер по предотвращению вооруженной интервенции США.

ЗРС С-400 «Триумф» завоевывает все новых покупателей на внешнем рынке.

Судите сами. Вашингтон традиционно, со времен «холодной войны», полагается на преимущество в воздушной мощи, а в бесконтактных интервенционистских экспедициях за рубежом опирается на свое господство на море. A2AD – это ответ на вопрос о том, что можно противопоставить американской авиации и флоту, помешав их нормальной боевой работе. Логично предположить, что основную роль в этих задачах будут играть эшелонированная система ПВО и противокорабельные ракеты.

Роль дальнобойных зенитных ракетных систем в зонах A2AD невозможно переоценить: львиная доля ударной мощи американских вооруженных сил связана либо с ВВС, либо с палубной авиацией ВМС. Не дать им работать на полную силу, одновременно обезопасив себя от авиагрупп подавления ПВО с противорадиолокационными ракетами и средствами РЭБ, – значит сорвать весь план вероятной операции по «принуждению к демократии».

Средства ПВО, таким образом, являются отличным вложением денег для развивающейся страны, не желающей, чтобы стареющий мировой жандарм вломился к ней в дом под надуманным предлогом. При этом турбулентность, через которую проходит мировая система безопасности, несет с собой и сугубо региональные военно-политические риски, повышая вероятность конфликта между крупными странами, особенно на Ближнем Востоке или в Южной Азии.

Так сложилось, что новейшая российская система ПВО С-400 «Триумф», ранее поставлявшаяся только в интересах ВС РФ, вышла на мировой рынок вооружений именно в этот судьбоносный момент.

ДОРОГА К «ТРИУМФУ»

Самые первые осторожные проработки по будущей С-400 относятся к 1986 г. На тот момент НПО «Алмаз» вело другой важный проект – создание модернизированной ЗРС С-300ПМ (экспортный вариант – С-300ПМУ1) на новой элементной базе и с новыми ракетами семейства 48Н6 вместо использовавшихся ранее 5В55. Разработка новых ЗУР позволила увеличить дальнюю границу зоны поражения вдвое – до 150 км, а скорость перехватываемых целей – с 1200 до 2800 м/с. Ее примут на вооружение в 1993 г., а к концу 1990-х в рамках проекта «Фаворит» появился следующий образец ЗРС – С-300ПМ1 (экспортный вариант – С-300ПМУ2 с новой ракетой 48Н6Е2 и усовершенствованной системой управления), у которого дальняя граница зоны поражения отодвинулась до 200 км.

Дорогу к «Триумфу» проложила разработка ЗРС ряда С-300П.

Эти системы стали хитом продаж в 1990-2000-е гг.: их приобрели Китай, Вьетнам, Алжир, Кипр (читай – Греция), Азербайджан. Последний и самый громкий эпизод – это история со срывом из-за санкций контракта 2007 г. на поставку С-300ПМУ1 в Иран, закончившийся в конце концов поставкой Тегерану С-300ПМУ2 в 2016 г.

Однако уже в 2007 г. Россия, после испытаний, начала разворачивать первый зенитный ракетный полк, вооруженный ЗРС С-400 (первый дивизион получил их в 2007 г., второй – в 2009 г.), а с 2011 г., после старта Госпрограммы вооружений 2011-2020 гг., началось регулярное поступление этой техники в войска целыми полковыми комплектами. С этого момента интерес иностранных покупателей только рос, однако долгое время ЗРС С-400 на экспорт не предлагалась – с той мотивировкой, что Россия сама использует производственные мощности Концерна «Алмаз – Антей» на ближайшие годы.

Такое решение Москвы только укрепило экспортный потенциал С-400. Не секрет, что очень трудно продать на внешнем рынке оружие, не закупаемое собственными вооруженными силами. Удачные исключения вроде истребителя Су-30МКИ в Индии или комплекса «Панцирь-С1» в ОАЭ связаны с тем, что заказчики по условиям контрактов целевым образом практически с нуля финансировали разработку именно того образца военной техники, в котором нуждались.

Россия же в 2010 г. заявила, что к 2020 г. поставит на боевое дежурство минимум 56 дивизионов ЗРС С-400, то есть практически перевооружит на нее войска ПВО. Интерес к такой технике, даже при условии неизбежного загрубления параметров у экспортного образца, естественно, всегда выше.

ПОКУПАТЕЛИ ЗАНИМАЮТ ОЧЕРЕДЬ

Стартовым заказчиком экспортной версии ЗРС С-400 стал Китай. В сентябре 2014 г. Пекин купил в России четыре дивизиона на общую сумму около $2 млрд. В 2017 г. стало известно, что по этому контракту прошла первая отгрузка заказанных технических средств, а вся сделка будет закрыта к 2020 г.

В этом шаге не было ничего сенсационного: Китай выступал стартовым заказчиком экспортных версий ЗРС С-300ПМУ1 (1994 г.) и С-300ПМУ2 (2003 г.), а до того покупал С-300ПМУ, которая представляла собой экспортную версию более ранней системы С-300ПС для стран Варшавского договора. Логично было бы предположить, что именно Китай первым встанет в очередь за новой техникой из уже знакомого ему ряда изделий.

Радиолокационный комплекс обнаружения 91Н6Е.

Можно было ожидать предметного интереса к С-400 и со стороны иных активных заказчиков С-300ПМУ1/ПМУ2, в данном случае – Алжира и Вьетнама. Эти страны в силу сложившихся традиций весьма скрытно ведут себя на оружейном рынке, жестко дозируя чувствительную информацию о новых закупках. Так что на данном этапе невозможно точно сказать, что происходит по этой линии в отношениях с Алжиром и Ханоем, ситуация может находиться в любой точке от предварительных обсуждений до уже состоявшихся и тщательно скрываемых поставок.

Зато следующий обнародованный шаг оказался удивительным: интерес к С-400 проявила Индия. На этом эпизоде следует остановиться подробнее, так как перед нами не просто наследование одними и теми же военно-техническими клиентами все более новых образцов (как в случае с Китаем и – возможно, если такие решения приняты, – Алжиром и Вьетнамом), но открытие нового рынка.

Индия – традиционный ключевой клиент отечественного ОПК еще с 1960-х гг. Однако дальнобойные системы ПВО Нью-Дели не брал никогда. Это тем более поразительно, что основу ПВО Индии составляла советская техника малой и средней дальности: поступление С-75 началось в 1964 г., С-125 – в 1978 г. Но экспортную версию С-200ВЭ «Вега», которую СССР активно продвигал на Ближний Восток, в Индии брать не захотели, не говоря уже о каких-либо версиях ЗРС семейства С-300П. Танки, БМП, корабли, истребители МиГ-29 (стартовый заказчик, к слову – раньше стран Варшавского договора) и Су-30? Да. ПВО... наверное, нет. Единственным исключением стали войсковые комплексы: ЗРК «Квадрат» и «Оса-АК», ЗРПК «Тунгуска», ПЗРК «Игла-1».

В состав зенитного ракетного комплекса 98Ж6Е входят пусковые установки 5П85ТЕ2 (слева), многофункциональная РЛС 92Н6Е (в центре).

Причина крылась в попытке создать систему ПВО/ПРО большой дальности собственными силами, опираясь на широкую кооперацию с израильскими фирмами. Однако из этой идеи постепенно выходило все меньше и меньше толка. С трудом продвигались и разработки ЗРК средней дальности, который как раз должен был менять стремительно устаревающие С-125 и «Осу-АК». В результате имеющиеся С-125 приходится модернизировать.

Однако осенью 2015 г. индийские военные, 25 лет игнорировавшие существование ЗРС семейства С-300П, на первый взгляд неожиданно (а по сути – вполне ожидаемо) обратили свое внимание на С-400. В декабре 2015 г. Минобороны Индии одобрило прямую закупку пяти полковых комплектов (10 дивизионов) С-400 и 6000 ракет к ним на сумму до $6 млрд. Переговоры с Россией закончились в октябре 2016 г. подписанием масштабного межправительственного соглашения, согласно которому, помимо прочего, Москва согласилась продать С-400 в Индию. По оценке главы госкорпорации «Ростех» Сергея Чемезова, после заключения твердых контрактов поставки могут начаться около 2020 г.

Таким образом, старт экспортных поставок С-400 почти сразу обернулся прорывом на новый рынок, пока еще, правда, не закрепленный твердым контрактом.

Рабочее место оператора в пункте боевого управления 55К6Е.

В ноябре 2016 г. министр обороны Турции Фикри Ышик заявил, что Анкара ведет переговоры о закупке ЗРС С-400. Это была крайне громкая новость, даже если отстраниться от того, что ровно за год до этого страны балансировали на грани вооруженного конфликта – после того, как турецкие истребители сбили в районе турецко-сирийской границы российский бомбардировщик Су-24. Российские системы ПВО уже выдвигались ранее на турецкий конкурс T-LORAMIDS (это была ЗРС С-300ВМ «Антей-2500»), но уступили в тендере китайцам. Та сделка, впрочем, так и не была заключена.

Весной-летом 2017 г. российские и турецкие официальные лица, в том числе президенты Владимир Путин и Реджеп Эрдоган, провели ряд переговоров, на которых затрагивался в том числе и вопрос об С-400. По последним данным, в сентябре 2017 г. был заключен контракт стоимостью, по разным данным, от $2 до $2,5 млрд. на поставку четырех дивизионов ЗРС С-400.

Американские военные сразу выразили неудовольствие по поводу этой сделки, заявив, что С-400 будет невозможно интегрировать в общие системы ПВО НАТО. На это следует заметить, что техническая возможность для такого включения есть. Вопрос носит исключительно политический характер, и недовольство Запада слишком сильно похоже на недобросовестную конкуренцию. Цена вопроса очень высока: Россия успешно вышла на крайне чувствительный рынок сложных систем вооружения внутри НАТО.

И теперь ко второму прорыву – третий. В ноябре 2017 г. в российской Федеральной службе по военно-техническому сотрудничеству сообщили, что контракт на поставку С-400 в Саудовскую Аравию был подписан еще в мае. Ранее, в октябре 2017 г., во время визита в Россию короля Саудовской Аравии Салмана ибн Абдулазиза аль Сауда, обсуждался пакет сделок по военно-техническому сотрудничеству общей стоимостью $3 млрд. Из них, по сообщениям источников, близких к переговорному процессу, $2 млрд. приходится на четыре дивизиона С-400.

Комплексы 98Ж6Е собираются в систему средствами управления, включающими пункт боевого управления 55К6Е (на фото) и радиолокационный комплекс обнаружения 91Н6Е.

Основу саудовской ПВО составляют американские комплексы Patriot. Считается, что эти ЗРК обладают достаточными возможностями для борьбы с тактическими ракетами. Но в ходе интервенции в Йемене королевство столкнулось с регулярными ракетными атаками со стороны повстанцев-хуситов, причем эффективность Patriot оказалась не столь высока, как считалось. В США был спешно заказан более мощный противоракетный комплекс THAAD, однако он пока не поступил в Саудовскую Аравию.

Поведение Эр-Рияда в вопросе о закупке С-400, обладающей отличными характеристиками по перехвату как аэродинамических, так и баллистических целей, выдает обоснованное сомнение в том, что дальнейшие поставки американской зенитной ракетной техники решит проблему как с хуситскими ракетными атаками, так и с решением задач ПВО/ПРО в целом.

Помимо ракет семейства 48Н6Е, в ЗРС С-400 также предполагается использовать ЗУР 9М96Е и 9М96Е2.

Причем значительная часть ракетной техники, которую используют хуситы, – это сильно устаревшие образцы. Если даже с противостоянием таким изделиям наблюдаются сложности, то в Саудовской Аравии не могут не понимать, что ПВО страны нуждается в резком укреплении, причем за счет конкурентной борьбы топовых мировых образцов. В этом смысле покупка С-400 совершенно понятна. Также заметим, что в данном случае  вопрос об интеграции с уже имеющимися средствами американского производства даже не поднимается.

Все это не могло не оказать влияния на рынок в целом. В сентябре 2017 г. помощник президента России по вопросам военно-технического сотрудничества Владимир Кожин отметил, что вокруг ЗРС С-400 «выстроилась реальная очередь» потенциальных заказчиков. Среди интересующихся данной системой он назвал страны Юго-Восточной Азии и Ближнего Востока, а также государства, входящие в Организацию договора о коллективной безопасности (ОДКБ).

Пусковая установка С-400 может размещаться на шасси МЗКТ-543М.

ИНСТРУМЕНТЫ САМОЗАЩИТЫ

Зенитная ракетная система объектовой ПВО С-400 «Триумф» создавалась в рамках масштабного развития того потенциала, который был заложен в архитектуре исходной системы С-300П. Главным конструктором С-400 был Александр Алексеевич Леманский, скончавшийся в 2007 г. на полигоне Капустин Яр в разгар испытаний своего творения.

В состав системы включены ракеты 48Н6Е3 (в экспортном исполнении), что позволило отодвинуть дальнюю границу зоны поражения аэродинамических целей до 250 км. Комплект средств системы позволяет управлять несколькими (до шести) зенитными ракетными комплексами 98Ж6Е, каждый из которых способен одновременно обстреливать шесть целей, используя для этого до 12 ракет.

В состав каждой системы входят многофункциональная РЛС 92Н6Е и до 12 пусковых установок, на каждой из которых могут размещаться четыре ракеты семейства 48Н6Е. При этом ЗРС может вести боевую работу как через средства управления системы, так и автономно, опираясь на свои РЛС 92Н6Е. Эти станции, помимо поиска и захвата цели на сопровождение, исполняют также функции стрельбовых, осуществляя наведение ракет.

Компоненты системы «собираются» средствами управления, включающими пункт боевого управления 55К6Е и радиолокационный комплекс обнаружения 91Н6Е. Последний обнаруживает и сопровождает цели, определяет их государственную принадлежность, а также пеленгует направления на постановщиков активных помех. Дополнительно в состав системы может передаваться всевысотный обнаружитель 96Л6Е, иные средства радиолокации и радиоэлектронной борьбы, кроме того может осуществляться управление огневыми средствами ЗРС С-300ПМУ1/ПМУ2, «Тор-М1Э» и ЗРПК «Панцирь-С1». Также возможно сопряжение с иными комплексами ПВО, стоящими на вооружении страны-инозаказчика – технической проблемы это не составляет.

За счет применения новых ракет дальняя граница зоны поражения баллистических целей отодвинута с 40 км (как у С-300ПМУ2 «Фаворит») до 60 км, а верхняя граница зоны их поражения по высоте – с 25 до 27 км. При этом существенно выросла максимальная скорость перехватываемых целей: с 2800 до 4800 м/с, что позволяет атаковать уже не только тактические баллистические ракеты, но и ракеты средней дальности (3000-3500 км). Радиолокационный комплекс и средства управления позволили увеличить число одновременно сопровождаемых трасс целей со 100 у С-300ПМУ2 до 300 при максимальной дальности обнаружения до 600 км.

Помимо трех ракет семейства 48Н6Е, в С-400 также предполагается использовать две модификации ракет (9М96Е и 9М96Е2) с максимальными дальностями 40 и 120 км соответственно. Эти ракеты оснащаются газодинамической системой отклонения, что позволяет атаковать цели с высокой перегрузкой, а также комплектуются активными радиолокационными головками самонаведения. Их основные цели – крылатые ракеты и иные высокоточные средства воздушного нападения.

Ракеты по замыслу должны устанавливаться сборкой в виде контейнера-кассеты (4 ракеты) вместо одного транспортно-пускового контейнера более крупных ЗУР 48Н6. Таким образом, с одной пусковой установки в подобной комплектации можно применять три ракеты 48Н6Е/48Н6Е2/48Н6Е3 и четыре ракеты 9М96Е/9М96Е2.


 

НОВОСТИ

АО «Научно-технический центр радиоэлектронной борьбы» (г. Москва) будет представлять свою продукцию на стенде №1Е6-1.
«То, о чем было сказано в послании Федеральному Собранию – это еще далеко не все. Позже расскажем», – заявил президент России Владимир Путин, говоря о новых российских вооружениях в ходе прямой линии.
Корпорация «УВЗ» на своих медиа-ресурсах распространила информацию о проведении испытательных стрельб БМП-3 с необитаемым артиллерийским модулем АУ-220М, в ходе которых экипаж находился за пределами машины и управлял огнем дистанционно. Такая функция позволяет превратить БМП в высокоэффективную огневую точку, способную бороться как с наземными, так и воздушными целями, фактически – в боевого робота.
В ходе выездное заседание Коллегии Министерства обороны России, впервые проведенного в Крыму, в Севастополе, глава военного ведомства генерал армии Сергей Шойгу сообщил, что от общего объема государственного оборонного заказа на текущий год заключено уже более 2800 государственных контрактов, что составляет почти 93% ГОЗ-2018.
Сегодня освоение продукции гражданского назначения – особенно актуальное направление развития отечественной оборонной промышленности. Во время январского совещания о диверсификации производства президент Российской Федерации Владимир Путин подчеркнул, что доля гражданской продукции к 2030 г. должна вырасти до 50% от общего объема изделий предприятий ОПК.
Указом президента Российской Федерации от 13 июня 2018 г. Алексей Криворучко назначен заместителем министра обороны Российской Федерации. Как пояснил глава военного ведомства генерал армии Сергей Шойгу, представляя нового члена Коллегии Минобороны на заседании в Севастополе, его новый заместитель будет отвечать за организацию военно-технического обеспечения войск и реализацию Государственной программы вооружения.
Вторая эскадрилья истребителей Су-30СМ войдет в состав авиационного полка 6-й Ленинградской Краснознаменной армии ВВС и ПВО Западного военного округа (ЗВО), базирующегося в Курской области.
В инженерных войсках Вооруженных Сил Российской Федерации принят на снабжение комплекс оперативного развертывания временных дорог (КРВД).
Департамент информации и массовых коммуникаций МО РФ продолжает информировать о поступлении в войска и возможностях авиационного комплекса радиоэлектронного противодействия (КРЭП) «Хибины».
Снайперы соединения ЮВО, дислоцированного в Волгоградской области, приступили к освоению прибора ночного видения четвертого поколения 1ПН141-1 и тепловизора 1ПН140-2 «Шахин», поступивших на вооружение в мае 2018 г.

 

 

 

 

 

 

 

Учредитель и издатель: ООО «Издательский дом «Национальная оборона»

Адрес редакции: 109147, Москва, ул. Воронцовская, д. 35Б, стр. 2, офис 636

Для писем: 123104, Москва, а/я 16

Свидетельство о регистрации: Эл № ФС 77-22322 от 17.11.2005

 

 

 

Дизайн и разработка сайта - Группа «Оборона.Ру»

Техническая поддержка - Группа Компаний КОНСТАНТА

Управление сайтом - Система управления контентом (CMS) InfoDesignerWeb

 

Rambler's Top100