Дмитрий ШУГАЕВ: «Россия сохранит второе место среди крупнейших мировых экспортеров вооружений»
На вопросы журнала «Национальная оборона» отвечает директор Федеральной службы по военно-техническому сотрудничеству Дмитрий ШУГАЕВ

Дмитрий Шугаев.

Интервью

Игорь КОРОТЧЕНКО

— Дмитрий Евгеньевич, экспорт вооружений для большинства стран – сфера, которая традиционно сопряжена с внешней политикой. Хотя, безусловно, никто не будет отрицать, что торговля оружием – часть мировой торговли, а рынок вооружений – один из рынков с присущими конкуренцией и механизмами регулирования. Для России сегодня военно-техническое сотрудничество (ВТС) – это в большей степени экономика или политика?

— Военно-техническое сотрудничество (ВТС) – это принципиально особая сфера, которая находится на пересечении экономических и политических интересов. Это касается большинства стран, как экспортеров, так и импортеров продукции военного назначения (ПВН).

Экономическая составляющая ВТС, безусловно, крайне важна. Для России, как и для других государств, эффективная работа участников военно-технического сотрудничества способствует наполнению федерального бюджета и созданию базиса для модернизации национального оборонно-промышленного комплекса (ОПК). Не секрет, что экспортные контракты с иностранными партнерами обеспечивают на несколько лет вперед загруженность предприятий отечественного ОПК по всей стране. Успешное осуществление ВТС позволяет не только сохранять, но и увеличивать объемы производства оборонных предприятий, обеспечивать занятость их трудовых коллективов. Кроме того, конкуренция на мировых рынках ПВН позволяет, анализируя достижения конкурентов и требования партнеров, определять векторы развития целых отраслей национальной промышленности.

При этом нельзя не упомянуть, что с экономической точки зрения рынок продукции военного назначения все же отличается от мировых рынков сырья, товаров и услуг. Во-первых, как показывает практика, «обвалов» на мировом рынке вооружений практически не наблюдается, а сама продукция военного назначения входит в список наиболее ликвидных товаров, на которые традиционно предъявляется высокий спрос. При этом спрос на современные вооружения подвержен определенной цикличности под воздействием ряда объективных факторов, таких как сроки реализации программ переоснащения и модернизации национальных вооруженных сил, состояние экономики государств-заказчиков, а также наличие средств на закупку вооружения. То есть, даже с точки зрения рыночной конъюнктуры, в отличие от других видов торгово-экономического сотрудничества, военно-техническое сотрудничество подвержено воздействию не только рыночных механизмов.

Ну, и кроме того, ВТС – это, конечно, крайне чувствительная сфера. И для Российской Федерации, и для любого другого крупного экспортера продукции военного назначения это еще и один из важнейших инструментов внешней политики. Поэтому при осуществлении ВТС мы, в первую очередь, исходим из стратегических интересов нашей страны в совокупности их экономической и политической составляющих.

— Очевидно, что Россия сегодня существенно продвинулась в программе перевооружения и модернизации своих Вооруженных Сил. Это может быть причиной некоторого сокращения государственного оборонного заказа в ближайшие годы. В этой связи возрастет ли доля поставок вооружений на экспорт через несколько лет?

— Вы правы, Россия достигла уровня определенного насыщения в реализации программы перевооружения. Именно поэтому для многих предприятий ОПК среднесрочной перспективой становится развитие таких направлений, как конверсия производства в высокотехнологичные гражданские отрасли и работа по продвижению продукции на внешние рынки.

Эффективность внешнеэкономической деятельности компании напрямую связана с активизацией маркетинговой работы, анализом своих конкурентных преимуществ на мировых рынках продукции военного назначения, проведением множественных переговорных сессий с партнерами. Это непростая задача, которая потребует у российских производителей определенных сил и времени. Поэтому ожидать резкого скачка объемов экспорта продукции военного назначения в ближайшие два-три года вряд ли стоит.

Дмитрий Шугаев и генеральный директор компании «Рособоронэкспорт» Александр Михеев на одной из международных выставок вооружений.

Более того, согласно экспертным оценкам, Россия достигла определенного пика объемов экспортных заказов, который будет сохраняться на стабильно высоком уровне 48-50 млрд. долларов США в ближайшие несколько лет. Это дает возможность прогнозировать объемы экспортных поставок на ближайшие годы на уровне около 15 млрд. долларов США, что в свою очередь позволит нашей стране уверенно сохранить второе место среди крупнейших мировых экспортеров ПВН.

Мы вполне удовлетворены прочными позициями России на мировом рынке вооружений, принимая во внимание специфику этого чувствительного рынка, о которой я уже говорил, а также тот факт, что вот уже более трех лет мы вынуждены работать в условиях санкций. Россия сегодня поддерживает отношения в области военно-технического сотрудничества более чем со 100 государствами, и наша продукция военного назначения пользуется высоким спросом во всех регионах мира.

Это не означает, что мы будем почивать на лаврах достигнутых результатов. Наши производители во главе с АО «Рособоронэкспорт» продолжают активную работу по продвижению своей ПВН на международные рынки. Во многих регионах мира сегодня создаются современные сервисно-технические центры (СТЦ) по комплексному обслуживанию поставленной российской техники.

Мы готовы предложить партнерам привлекательные и разнообразные модели поставок и послепродажного обслуживания, готовы работать под конкретные потребности заказчика. В общем, помимо главного конкурентного преимущества российской продукции военного назначения, – подтвержденных практикой эксплуатации ее высоких надежности и эффективности – мы занимаем гибкую позицию по отношению к конкретным пожеланиям и запросам заказчиков нашей техники. 

— В 1990-х годах некоторые крупные российские производители продукции военного назначения (ПВН) смогли сохранить производство и квалифицированные кадры за счет поставок продукции в КНР и Индию. Продолжают ли эти страны оставаться настолько же важными для России партнерами и сегодня, когда экономическая ситуация внутри страны и на внешних рынках существенно изменилась?

— Несомненно, Индия и Китай остаются ключевыми партнерами Российской Федерации, в том числе в сфере военно-технического сотрудничества.

С Республикой Индия нас связывают отношения привилегированного стратегического партнерства. ВТС с этой страной ведется с 1960 года, и за более чем полвека сотрудничества подписаны контракты на сумму, превышающую 65 млрд. долларов США. При техническом содействии российских специалистов на территории Индии создано порядка 170 военных и производственных объектов.

В индийских Вооруженных Силах широко представлены все виды военной техники российского производства – сухопутные, морские и авиационные. Сегодня на Индию приходится более 15% портфеля экспортных заказов Российской Федерации в сфере ВТС. Республика Индия традиционно является одним из самых крупных покупателей российских вооружений и военной техники не только в Азиатско-Тихоокеанском регионе, но и в мире. Для многих российских предприятий оборонно-промышленного комплекса Индия остается приоритетным региональным направлением развития внешнеторговой деятельности. Думаю, что принятая индийским правительством программа «Make in India» обусловит выход нашего сотрудничества с Индией на новый, качественно более высокий уровень.

«Рособоронэкспорт» – участник крупнейших оружейных салонов мира.

И хотя сегодня на индийский рынок приходят новые компании из других стран, у нас есть уверенность, подкрепленная многолетним опытом успешной эксплуатации индийскими вооруженными силами нашей техники, в том, что у сотрудничества с Индией хорошие перспективы в плане дальнейшего поступательного роста объемов сотрудничества.

Что касается характера нашего партнерства с Китаем, могу также сказать, что наши страны связывают отношения всеобъемлющего партнерства и стратегического взаимодействия во всех отраслях, включая ВТС

Несмотря на некоторое уменьшение портфеля заказов КНР в середине 2000-х годов, в целом начиная с 1990-х годов наблюдался его существенный поступательный рост. Сегодня по этому показателю Китай входит в тройку ведущих импортеров военной техники российского производства.

Это позволяет нам с оптимизмом оценивать перспективы дальнейшего военно-технического сотрудничества и надеяться на динамичное развитие и успешную реализацию двусторонних проектов в различных областях.

— Китайские предприятия известны тем, что пытаются создавать копии иностранных, в том числе российских, систем и оборудования (радары, ракеты и т.д.). Какое место в отношениях России и Китая в области ВТС занимают вопросы интеллектуальной собственности и защиты авторских прав?

— Вопрос об охране интеллектуальной собственности – один из важнейших в сфере ВТС, он периодически возникает не только во взаимоотношениях с Китайской Народной Республикой, но и с другими нашими партнерами.

Тот факт, что заказчик хочет локализовать производство и получить доступ к технологии производства современных образцов военной техники, неудивителен и является отражением тех объективных тенденций, которые мы наблюдаем на мировых рынках ПВН. Мы готовы к такому развитию событий, и при этом будем тщательно охранять интеллектуальную собственность и новейшие разработки наших производителей.

При осуществлении ВТС с Китаем этому вопросу уделяется особое внимание. В 2008 году между нашими странами подписано соглашение об охране интеллектуальной собственности при осуществлении ВТС. Это соглашение достаточно успешно реализуется, создана совместная рабочая группа, определяющая приоритетные направления деятельности в этой области. То есть говорить о том, что существует некая принципиальная проблема защиты прав интеллектуальной собственности с Китаем, было бы абсолютно неверно. Ну а текущие вопросы в этой области вполне конструктивно решаются на двустороннем уровне.

В Вооруженных Силах Индии широко представлены все виды военной техники российского производства. На снимке – истребитель Су-30МКИ.

— Российские системы вооружений всегда были известны тем, что они при более разумной цене проще и дешевле в эксплуатации, чем западные образцы. Однако специалисты некоторых стран утверждают, что российские вооружения все еще дешевле приобрести, но они стали очень дорогими в эксплуатации, т.к. они основаны на продвинутых высоких технологиях. Как вы можете это прокомментировать?

— Россия позиционирует свою продукцию военного назначения как оптимальную по соотношению «цена-качество». Мы также с уверенностью утверждаем, что наша военная техника эффективная, удобная в обслуживании и превосходит многие аналоги с точки зрения возможности эксплуатации в тяжелых географических и погодных условиях. Это не просто рекламные заявления, а факты, подтвержденные эксплуатантами наших систем по всему миру.

Насчет технологического аспекта, это вопрос, по которому производители из разных стран, вероятно, хотели бы с нами поспорить, но думаю, что ни для кого не секрет, что по некоторым направлениям, в том числе в области авиационной техники, систем ПВО и высокоточного оружия, наша промышленность на годы вперед оторвалась от конкурентов. При этом предприятия российского ОПК продолжают инвестировать в развитие передовых, инновационных технологий.

Что же касается якобы дороговизны нашей техники в обслуживании, то это в корне не соответствует действительности. Различные иностранные заказчики проводили подобные оценки и приходили к выводу, что российская техника значительно дешевле в обслуживании, чем иностранная. Вот пример из сферы авиационной техники: стоимость летного часа эксплуатации российского истребителя типа МиГ-29 составляет порядка 16-20 тыс. долларов США, в то время как тот же показатель для Rafale – 30-40 тыс. долларов США, то есть почти вдвое больше.

В рамках совместного российско-индийского предприятия осуществляется выпуск крылатых ракет «БраМос».

Сказанное вовсе не означает, что российские компании не работают над улучшением качества постпродажного обслуживания своей техники. Более того, в целях повышения оперативности и эффективности сервисного обслуживания ранее поставленной техники ведущие холдинги российского ОПК недавно получили право на ведение самостоятельной внешнеторговой деятельности в этой части.

Российские экспортеры продукции военного назначения, в том числе авиационной, вертолетной, бронетанковой техники, сегодня открывают свои сервисно-технические центры в различных регионах мира, что позволит не только удешевить ремонт и обслуживание российских ВВТ, но и сделать эти услуги более доступными и прозрачными для инозаказчиков.

Все создаваемые и сертифицированные СТЦ по обслуживанию российской техники отвечают высоким международным стандартам качества и технологически способны обеспечить функционирование нашей продукции по системе полного жизненного цикла.

Надеюсь, что создание сети СТЦ нашей техники позволит сделать ее еще более удобной, доступной и привлекательной для иностранных партнеров.

— Конечно, для всех очень важен вопрос санкций. Насколько они нанесли ущерб конкурентоспособности российских компаний, производящих системы вооружений на экспорт? Есть ли трудности с реализацией экспортных контрактов из-за отсутствия комплектующих, которые ранее поставлялись из стран ЕС?

Принятая индийским правительством программа «Make in India» обусловит выход нашего сотрудничества с Дели на новый, качественно более высокий уровень.

— Думаю, что использовать слово «ущерб» для характеристики влияния наложенных странами ЕС и США на Россию санкций было бы чересчур сильно. Технологический задел российских предприятий весьма значителен, и сами системы вооружения мы производим своими силами. Другое дело, что ряд комплектующих для наших систем вооружения ранее поставлялся из стран ЕС. Кроме того, существовали исторически сложившиеся кооперационные связи российских и украинских предприятий. В ходе событий на Украине они были в одностороннем порядке разорваны украинской стороной, несмотря на наши многочисленные попытки убедить коллег в том, что это, в первую очередь, будет губительно для их собственной промышленности.

Да, следует признать, что на первом этапе введения санкций российские организации-производители ПВН сталкивались с определенными проблемами. Однако можно с уверенностью констатировать, что на настоящий момент система ВТС России в целом адаптировалась к работе в указанных условиях, и негативное влияние санкций удалось нейтрализовать.

Что касается производственного аспекта, могу отметить, что успешная реализация программы импортозамещения, давшей за сравнительно короткий промежуток времени мощный толчок развитию новых направлений, например, в области двигателестроения и радиоэлектроники, сегодня уже выводит нас на очень хороший результат в плане обеспечения комплектующими и подсистемами российского производства. При этом нельзя забывать и о том, что на мировом рынке доступны комплектующие, произведенные развивающимися странами, которые выгодно отличаются от западных аналогов соотношением «цена-качество».

Поэтому, на мой взгляд, говоря о вреде, нанесенном санкциями, нельзя забывать и о тех убытках, которые несут наши западные партнеры, вынужденные прервать сотрудничество с российскими компаниями. Думаю, что сегодня их убытки от прекращения сотрудничества с российскими компаниями  превосходят те временные трудности, с которыми пришлось столкнуться нашим производителям. Но, хотел бы вновь подчеркнуть, что не мы явились инициаторами резкого сворачивания сотрудничества с отдельными государствами. Напротив, мы придерживаемся точки зрения, что санкции не являются ни адекватным, ни действенным политическим решением.

Заседание российско-китайской смешанной межправительственной комиссии по военно-техническому сотрудничеству.

— Насколько важны результаты применения новейших российских вооружений в Сирии и других конфликтах и вызывают ли они рост интереса потенциальных покупателей? Некоторые говорят, что кампания в Сирии является самой лучшей рекламой нашей военной техники для будущих и потенциальных заказчиков.

— Результаты применения вооружений и военной техники в реальных боевых условиях – во все времена являлось лучшим подтверждением их эффективности.

Мы никогда не использовали боевые действия как рекламу российской техники, и считаем, что по гуманитарным соображениям это неприемлемо. Однако факты говорят сами за себя. Эффективность российского вооружения в процессе использования его в борьбе с террористическими группировками и незаконными бандформированиями в различных регионах мира подтверждают его высокое качество и надежность.

Действительно, антитеррористическая кампания в Сирии существенно повысила интерес иностранных заказчиков к ряду образцов нашей авиационной и военно-морской техники, средств ПВО различного радиуса действия, бронетанковой технике, высокоточным боеприпасам и ракетным комплексам различного базирования. Немаловажно, что контртеррористическая операция на Ближнем Востоке проходит вдалеке от основных пунктов базирования и обеспечения, при этом российские вооружения демонстрируют свои превосходные ТТХ и высокую живучесть.

Демонстрация эффективности нашей техники в Сирии – это еще один, но далеко не единственный фактор привлекательности российских образцов вооружения, военной и специальной техники. Наша техника долгие годы находится на вооружении многих стран мира. Она традиционно получает хорошие отзывы эксплуатантов и высокие оценки экспертов. Собственно, вот в этом и заложена основа конкурентных преимуществ нашей военной техники.

География российского оружейного экспорта стабильна и широка. На снимке – ЗРС С-400, пользующаяся устойчивым спросом у инозаказчиков.

— Какие рынки ФСВТС считает наиболее перспективными для российских производителей ПВН? В каких видах вооружений российская промышленность имеет реальные преимущества над всеми конкурентами?

— В настоящий момент РФ осуществляет поставки продукции военного назначения в более чем пятьдесят стран мира. Сотрудничество по линии ВТС ведется с более чем со ста государствами. География российского оружейного экспорта достаточно стабильна и широка. Наши основные партнеры – это государства Азиатско-Тихоокеанского региона, на которые приходится почти половина всего объема экспортируемой продукции, а также страны Ближнего Востока и Северной Африки.

По данным экспертов, именно страны этих двух регионов продолжат оставаться лидерами по закупкам ПВН в ближайшие 5 лет, и, надеемся, что наши тесные, партнерские отношения, подкрепленные многолетним опытом плодотворного военно-технического сотрудничества, позволят нам сохранять и усиливать свои позиции в данных регионах. 

При этом мы прогнозируем рост объемов импорта вооружений и специальной техники странами Африки и Латинской Америки. В связи с этим мы готовы к поиску новых путей в решении задач не только удержания завоеванных позиций, но и расширения географии нашего ВТС.

Это, вероятно, потребует от нас готовности к выбору привлекательных для потенциальных заказчиков путей и моделей сотрудничества. Так, например, мы знаем, что страны-импортеры ПВН будут ужесточать требования, направленные, в частности, на повышение своей роли в разработке и производстве вооружения и военной техники. Прогнозируется возрастание интереса инозаказчиков к получению не только готовых изделий, но и технологий, проведению совместных разработок, организации лицензионного производства и созданию предприятий по послепродажному обслуживанию, а также развитию сети учебных центров.

Россия экспортирует продукцию военного назначения более чем в 50 стран мира. Недавно стало известно о заключении нового контракта на поставку крупной партии танков Т-90.

Мы стараемся показать потенциальному заказчику не только конкурентные преимущества самих готовых изделий, но и удобство и качество сервисного обслуживания нашей техники, которое большинство наших экспортеров способно осуществлять по системе «полного жизненного цикла» во всех регионах мира.

Что же касается конкретных видов вооружений, то можно с уверенностью сказать, что в ближайшие годы мы сохраним лидерство в авиационном сегменте военной техники и ведущие позиции среди экспортеров сухопутной и военно-морской техники. Это позволит нам оставаться вторым крупнейшим экспортером продукции военного назначения в мире, который предлагает своим партнерам самые современные, высоко технологичные и эффективные образцы ВВТ.


 

НОВОСТИ

Военнослужащие зенитного ракетного соединения общевойсковой армии Южного военного округа (ЮВО), дислоцированной на Северном Кавказе, завершили обучение в учебном центре войск противовоздушной обороны Сухопутных войск в Краснодарском крае, приняли на вооружение соединения зенитно-ракетные комплексы (ЗРК) «Бук-М3».
Специалисты разработают рекомендации по модернизации вооружения и военной техники и подготовке личного состава Вооруженных Сил России по итогам проведения Армейских международных игр, сообщил начальник Главного управления боевой подготовки ВС РФ генерал-лейтенант Иван Бувальцев.
Министр обороны России генерал армии Сергей Шойгу проверил ход строительства инфраструктуры нового производственно-логистического комплекса (ПЛК) «Нара» в Подмосковье.
Новые радиолокационные станции (РЛС) «Небо-У» и «Небо-М» (разработки и производства Концерна ВКО «Алмаз – Антей») поступили по гособоронзаказу в 14-ю армию ВВС и ПВО Центрального военного округа.
В очередном Едином дне приемки военной продукции приняла участие Российская самолетостроительная корпорация «МиГ». Мероприятие состоялось в летно-испытательном комплексе Нижегородского авиастроительного завода «Сокол» – филиала РСК «МиГ».
Командующий РВСН генерал-полковник Сергей Каракаев проверил ход боевого строительства Козельской ракетной дивизии (Калужская обл.), в первую очередь состояние дел на объектах соединения, где проводятся строительно-монтажные работы по модернизации перевооружаемого ракетного полка.
Министр обороны России генерал армии Сергей Шойгу внес ряд конкретных предложений по совершенствованию боевой инженерной техники, сообщил начальник инженерных войск ВС РФ генерал-лейтенант Юрий Ставицкий.
Министерство обороны России планирует закупить около 50 модернизированных бомбардировщиков Ту-160, серийное производство которых начнется с 2021 г., заявил заместитель главы военного ведомства Юрий Борисов.
С зенитным подразделением тактической группы Северного флота, дислоцированным на острове Котельный (Новосибирский архипелаг), проведено тактическое учение по совершенствованию навыков применения вооружения в арктических условиях с выполнением боевых стрельб из ЗРПК «Панцирь-С1».
Связисты Центрального военного округа на учении под Челябинском впервые применили недавно поступившие на вооружение помехозащищенные станции связи «Ладья».

 

 

 

 

 

 

 

Учредитель и издатель: ООО «Издательский дом «Национальная оборона»

Адрес редакции: 109147, Москва, ул. Воронцовская, д. 35Б, стр. 2, офис 636

Для писем: 123104, Москва, а/я 16

Свидетельство о регистрации: Эл № ФС 77-22322 от 17.11.2005

 

 

 

Дизайн и разработка сайта - Группа «Оборона.Ру»

Техническая поддержка - Группа Компаний КОНСТАНТА

Управление сайтом - Система управления контентом (CMS) InfoDesignerWeb

 

Rambler's Top100