Когда придет смена «Альбатросам»?
ВМФ России остро нуждаются в новых противолодочных кораблях прибрежной зоны

МПК проекта 23420.

Россия тратит огромные финансовые, материальные, трудовые и интеллектуальные ресурсы на модернизацию и развитие своих морских сил ядерного сдерживания. Достаточно вспомнить создание фактически новой военно-морской базы в Вилючинске, предназначенной для базирования атомных ракетных крейсеров стратегического назначения проекта 955 «Борей». Однако эти титанические усилия могут оказаться тщетными.

Александр МОЗГОВОЙ

Дело в том, что через два-три года придется списать или во всяком случае вывести из активной эксплуатации «за выслугой лет» остающиеся сейчас в строю малые противолодочные корабли (МПК) проекта 1124М «Альбатрос», на которые возлагаются задачи по противолодочной обороне военно-морских баз и пунктов базирования, а также по обеспечению развертывания РПКСН при выходе в океан. То есть с учетом отсутствия у ВМФ современных средств противоминной борьбы субмарины наших потенциальных противников, которых нынче принято именовать «партнерами», получат возможность блокировать или «брать тепленькими» российские подводные атомоходы прямо на старте их боевой службы, сопровождать и уничтожать в нужное время.

ИНДИЙСКИЙ ИМПУЛЬС

На сайте ЦМКБ «Алмаз» появились компьютерные изображения и описание новой разработки этого конструкторского бюро – малого противолодочного корабля (МПК) проекта 23420. Сам факт появления такой информации – достаточно неординарное событие. За последние годы не припомню случая, когда наши КБ устраивали презентации, пусть и виртуальные, новых проектов боевых кораблей. Так, совсем недавно – в декабре прошлого года – состоялась закладка двух малых ракетных кораблей (МРК) проекта 22800 «Каракурт» разработки того же ЦМКБ «Алмаз» для ВМФ РФ, но на сайте предприятия – ни слова об их характеристиках и вооружении.

МПК проекта 23420 с двумя трехтрубными 324-мм торпедными аппаратами и РПК-8Э.

В данном же случае предоставлена весьма подробная информация о корабле и его вооружении. Водоизмещение МПК – порядка 1300 т, длина – около 75 м, ширина – 13 м. Скорость хода в зависимости от типа энергетической установки – 25-30 узлов. А сама эта установка по желанию заказчика может быть дизельной или дизель-электрической либо газотурбинной. Дальность плавания МПК – 2500 миль, автономность – 15 суток. Экипаж должен состоять из 60 человек.

Вооружение может варьироваться. Противолодочный арсенал, согласно описанию, включает противолодочный/противоторпедный комплекс «Пакет-Э/НК» из двух пусковых установок с восемью противолодочными торпедами МТТ калибра 324 мм и противоторпед М-15. Вместо «Пакета», опять же по описанию, может устанавливаться комплекс РПК-8Э, состоящий из РБУ-6000 с 48 противолодочными ракетами 90Р и глубинными бомбами РГБ-60. Впрочем, на рисунках, помещенных на том же сайте, мы видим нечто другое. На них вооружение ПЛО малого противолодочного корабля состоит из двух двухтрубных 533-мм аппаратов ДТА-53, размещенных побортно ближе к корме, и РПК-8Э на надстройке. На другом рисунке, найденном в Сети, состав противолодочного оснащения иной: два трехтрубных 324-мм торпедных аппарата и РПК-8Э. Наконец на листовке ЦМКБ «Алмаз» можно обнаружить еще один вариант: две четырехконтейнерные пусковые установки комплекса «Пакет-Э/НК» находятся побортно перед надстройкой, а РПК-8Э – в носовой ее части.

МПК проекта 23420 с двумя установками «Пакет-Э/НК» в носовой части и РПК-8Э.

У корабля проекта 23420 развитое гидроакустическое вооружение: ГАК МГК-335ЭМ-03, низкочастотная активно-пассивная гидроакустическая станция «Виньетка-ЭМ» с гибкой протяженной буксируемой антенной, с помощью которой на глубокой воде можно засекать малошумные субмарины на дальности до 40-60 км. Против подводных диверсантов и средств их транспортировки можно использовать ГАС «Анапа-МЭ» или «Ловать», а уничтожают боевых пловцов противника посредством двух ручных противодиверсионных гранатометов ДП-64.

МПК проекта 23420 с двумя 533-мм торпедными аппаратами ДТА-53 и РПК-8Э.

Электронное оснащение перспективных МПК включает также РЛС обнаружения и целеуказания «Позитив-МЭ1.2», инерционно-навигационную систему «Горизонт 25», интегрированную малогабаритную навигационную систему «Кама-НС-В» и ряд других приборов. Все они «завязаны» на боевую информационно-управляющую систему «Сигма-Э», которая помогает экипажу в походной и боевой обстановке выполнять разнообразные задачи.

Многовариантно артиллерийское и зенитное вооружение МПК проекта 23420. По описанию оно состоит из 76-мм автоматической универсальной артиллерийской установки АК-176МА в стелс-башне или шестиствольного 30-мм автомата АК-306, а также турельной установки 3М-47 «Гибка» с ПЗРК «Игла» или «Игла-С». Однако на рисунках мы видим иное сочетание: АК-176МА и ЗАК «Палаш»/«Пальма».

Для самообороны от диверсантов и пиратов на крыльях мостика имеются два пулемета калибра 12,7 мм. Корабль располагает двумя пусковыми установками комплекса постановки помех ПК-10. В корме – взлетно-посадочная площадка для двух беспилотных вертолетов «Горизонт Эйр S-100». Наличие БЛА, на наш взгляд, скорее дань моде, чем необходимость. Беспилотники «Горизонт Эйр S-100» не способны нести опускаемые ГАС или противолодочные торпеды, поэтому для целей ПЛО не очень подходят. Хотя, вероятно, при коллективном использовании МПК в составе двух-четырех единиц один из них, выполняющий функции лидера, может оснащаться БЛА для наблюдения за обстановкой.

Мы так подробно остановились на тактико-технических характеристиках и вооружении малого противолодочного корабля проекта 23420 для того, чтобы обратить внимание на «гибкость» этой платформы. Ясно, что эти МПК предназначены для использования не только в качестве противолодочных, но и сторожевых для охраны пунктов базирования и берегов. Они могут вести борьбу с неракетными кораблями в ближней морской зоне, оказывать огневую поддержку сухопутным частям, использоваться для охраны государственной границы и экономической зоны.

Корвет Abhay проекта 1241ПЭ «Молния-2» ВМС Индии.

Но речь, очевидно, идет о проекте, предназначенном для зарубежных флотов, а не для ВМФ РФ. В пользу этого предположения свидетельствуют не только обозначения оружия и других систем в экспортном исполнении, но и, например, указание на то, что на МПК может быть установлен «импортный комплекс средств связи по предложению заказчика».

Нетрудно догадаться, что послужило импульсом создания проекта. В начале 2014 г. появились сообщения о намерении ВМС Индии провести тендер на постройку 16 противолодочных кораблей прибрежной зоны на общую сумму $2,25 млрд. Они призваны заменить четыре противолодочных корвета типа Abhay, полученных от СССР в 1989-1991 годах. Эти корветы по советской и российской квалификации относятся к МПК проекта 1241ПЭ «Молния-2», а проектировались они ЦМКБ «Алмаз».

Корветы типа Abhay водоизмещением 495 т, длиной 56,1 м, скоростью хода 31 узел, вооруженные двумя двухтрубными 533-мм торпедными аппаратами, двумя РБУ-1200, ПЗРК «Стрела-2М» и 76-мм пушкой АК-176 с лучшей стороны зарекомендовали себя в индийском флоте. Но они уже служат четверть века или даже более того. То есть вместо них потребовались новые корабли. Но Россия даже не может предложить свои услуги по их строительству, поскольку Дели в отношении будущих кораблей провозгласил нынче модный в этой стране принцип «Buy and Make India!», то есть «Покупай и делай индийское!». Что неудивительно. Сегодня судостроительная промышленность Индии способна вести сборку кораблей практически всех классов. С другой стороны, никто не воспрещает индийским компаниям сотрудничать с зарубежными фирмами и организациями в сфере проектирования боевых кораблей и вспомогательных судов, а также насыщения их вооружением.

Вот почему, похоже, МПК проекта 23420 является российским предложением индийским компаниям по совместному проектированию перспективного противолодочного корвета ближней морской зоны. Однако оружейные тендеры в Индии имеют свои особенности. Иногда подготовка к ним ведется долгие годы. Потом выбор победителя тоже занимает несколько лет. Случается, что конкурсы вообще свертываются, не успев начаться. В данном случае, вероятно, тоже случился какой-то «тормоз».

Вот почему проект 23420 появился на сайте ЦМКБ «Алмаз». Но это отнюдь не разработка «с нуля».

ВСПОМНИМ О КОРВЕТЕ ОВРа

В 2010 г. главное командование ВМФ РФ решило провести тендер на проект так называемого корвета охраны водного района (ОВР). Эти корабли должны были совмещать в себе возможности МПК, ракетных катеров и тральщиков. Задача, прямо скажем, непростая, если не невозможная. Но российские адмиралы ориентировались на ВМС США, где только началось освоение литоральных боевых кораблей с модульным сменным вооружением. Забегая вперед скажем, что у американцев с этой затеей до сих пор ничего путного не вышло.

Корвет ОВРа проекта «Русич-1500».

Участвовавшие в тендере по корвету ОВРа российские конструкторские бюро предложили ряд оригинальных вариантов. В их числе было и предложение ЦМКБ «Алмаз» о строительстве ракетных, противолодочных, противоминных и патрульных кораблей на единой базовой платформе. Таким образом достигалась бы унификация по многим системам, устройствам, оборудованию помещений и комплексам вооружения и технических средств. При этом снижались бы затраты на создание и обслуживание кораблей, особенно в части проведения опытно-конструкторских работ и технологий производства. Существенная экономия могла быть достигнута при массовом строительстве корпусов на одном заводе и насыщении их оружием и вооружением на других предприятиях. С другой стороны, упрощался бы процесс обучения экипажей, которые «затачивались» бы на выполнение конкретных задач, а не были бы слугами сразу нескольких господ. В качестве базовой платформы предлагалось использовать корабль ПМО проекта 12700 «Александрит». И МПК проекта 23420, несомненно, является развитием одного из направлений концепции четырех кораблей на одной платформе.

Однако предложение ЦМКБ «Алмаз» не увлекло командование ВМФ РФ. Ему хотелось нечто совершенно противоположного. В заключении экспертного совета ВМФ от 25 февраля 2011 г. говорилось: «Предложенный Зеленодольским ПКБ корвет ОВР «Русич-1500» с аутригерами-энергетическими модулями в наибольшей мере выполняет требования ВМФ по сравнению с предложенными другими ПКБ однокорпусными корветами». Речь идет о выставленном ЗПКБ на конкурс корвете-тримаране, выполненном по архитектурно-конструктивной схеме судна с аутригерами (САР).

Модель МПК «Сарсар».

Такие боевые тримараны действительно обладают выдающимися качествами. Они могут находиться в море в 2,5-3,5 раза больше времени, чем однокорпусные аналоги, поскольку их мореходные качества значительно выше. На волнении бортовая качка САР уменьшается в 3-4 раза, а килевая по амплитуде – примерно в два раза. А все потому, что при вхождении в волну и при крене возникает дополнительный подъемный восстанавливающий момент. Благодаря этому «Русич-1500» может успешно использовать оружие при волнении 5-6 баллов, что недоступно однокорпусным корветам.

У зеленодольских САР есть и другие достоинства, которые отличают их не только от однокорпусных кораблей, но и от других судов с аутригерами. Как известно, тримаранная схема использовалась с древних времен. Первыми ее применили аборигены Полинезии и Микронезии, что позволило им совершать на утлых по внешнему виду суденышках плавания протяженностью в тысячи миль. Собственно, зарубежные конструкторы тримаранов недалеко ушли от обитателей далеких тихоокеанских островов. А вот зеленодольцы продвинулись значительно дальше. Они поместили в аутригерах двигательно-движительные комплексы. Это позволило освободить в главном корпусе значительные пространства для размещения полезной нагрузки – прежде всего оружия.

Характеристики корвета «Русич-1500» не публиковались, но по рисункам представление о нем можно составить. Водоизмещение, как явствует из названия проекта, порядка 1500 т, что всего на 200 т больше МПК проекта 23420 и на 300 т меньше стандартного, и 520 т меньше полного водоизмещения многоцелевых корветов проекта 20380. За надстройкой и интегрированной мачтой – два блока вертикальных пусковых установок. В одном, смещенном от диаметральной плоскости к левому борту, 12 ячеек (3 модуля по 4 ячейки) с ракетами ЗРК «Редут» (12 ЗУР 9М96М-9М96Е или 48 ЗУР 9М100). Вместо них могут размещаться хорошо отработанные ЗУР зенитно-ракетных комплексов «Риф-М» или «Штиль-1». Второй блок – универсальный корабельный стрельбовой комплекс (УКСК) 3Р-14 на 8 крылатых ракет «Калибр-НК» и «Оникс», предназначенных для поражения надводных и береговых целей. В УКСК могут находиться также противолодочные баллистические ракеты 91Р2 с дальностью стрельбы до 40 км. При использовании «Русича-1500» для целей ПЛО именно они должны стать главным оружием корвета.

Арсенал ПЛО дополняет знакомый нам ротиволодочный/противоторпедный комплекс «Пакет-НК» в составе двух четырехконтейнерных пусковых установок, а также противолодочный вертолет Ка-27ПЛ с размещением в подпалубном ангаре. Это позволяет сделать наличие значительных объемов, появившихся в основном корпусе благодаря «выносу» энергетической установки в аутригеры.

Финский ракетный катер Hanko типа Hamina отражает воздушную атаку ЗУР Umkhonto.

Артиллерийские системы представлены 100-мм универсальной автоматической установкой АК-192 или более дешевой 76-мм АК-176МА, а также двенадцатиствольной 30-мм системой АК-630М-2 «Дуэт» со скорострельностью 10000 выстрелов в минуту, предназначенной для уничтожения подлетающих противокорабельных крылатых ракет и других воздушных целей. АК-192 помещается в носу, а АК-630М-2 – в корме.

«Русич» может нести два беспилотника «Горизонт Эйр S-100» или БЛА иных типов с размещением в подпалубном ангаре. На корабле имеется место и для необитаемых подводных аппаратов для обнаружения и уничтожения мин. Корабль может и сам ставить мины. То есть по палитре своих возможностей этот боевой тримаран не уступает, а кое в чем даже превосходит многоцелевой корвет проекта 20385 и фрегат проекта 11356Р/М.

На «Русиче-1500», опять же из-за наличия свободных объемов, качественно улучшены условия обитаемости. Каждый член экипажа имеет свою каюту.

Особенно стоит остановиться на аутригерах-энергетических модулях. Их размещение «отдельно» от основного корпуса на 10-15% уменьшает трудоемкость постройки корабля и на 40-50% сокращает длительность заводского ремонта. Аутригеры можно в буквальном смысле «отстегивать», а в случае надобности – просто заменять. Тянущие винты «Русича-1500» работают практически в идеальных условиях равномерного, прямого, невозмущенного потока воды. Это способствует повышению их КПД и понижению уровней вибрации и подводного шума.

Другими словами, корвет «Русич-1500» – практически идеальный корабль прибрежной зоны, способный решать разнообразные задачи и прежде всего противолодочные. Однако раздался хор возражений со стороны промышленности. Мол, в зимнее время пространство между основным корпусом и аутригерами будет забиваться льдом, то есть не даст никаких преимуществ тримарану и существенно ухудшит его мореходные качества по сравнению с однокорпусными кораблями. Испытания модели корвета в ледовом бассейне Крыловского государственного научного центра опровергли эти утверждения. По итогам испытаний зеленодольскому кораблю даже была присвоена категория ARC-4. То есть он способен самостоятельно ходить в разреженных однолетних арктических льдах при их толщине до 0,6 м в зимне-весеннюю навигацию и до 0,8 м в летне-осеннюю.

Также несостоятельными оказались «обвинения» «Русича» в трудностях при его швартовке и при постановке в док. Однако судпром и часть представителей ВМФ продолжали возражать против боевых тримаранов. Что объясняется отсутствием сегодня должного уровня судостроительной и морской культуры, которого требуют подобные корабли. Для закрытия темы нашелся и соответствующий повод – ВМФ вообще отказался от дальнейших работ по корветам охраны водного района, то есть отменил тендер и взял курс на разработку больших надводных кораблей океанской зоны, хотя страна не имеет для этого ни технологических, ни кадровых, ни финансовых ресурсов. Но представим, что такой флот будет построен. В случае войны подводные лодки «партнеров» просто расстреляют его торпедами при выходе из баз.

ОБОЙТИСЬ НИКАК НЕЛЬЗЯ

Конечно, грамотные российские моряки и судостроители понимают, что без противолодочных кораблей прибрежной зоны обойтись никак нельзя. И разработки в этой области в инициативном порядке ведутся. МПК проекта 23420 ЦМКБ «Алмаз» тому подтверждение. То же Зеленодольское ПКБ на петербургском Международном военно-морском салоне в 2013 г. демонстрировало модель малого противолодочного корабля «Сарсар», что означает «Холодный ветер», который на Востоке еще именуют «Ветром смерти». Его конструкция значительно привычнее и проще, чем у «Русича-1500».

МПК «Усть-Илимск» проекта 1124М «Альбатрос» Тихоокеанского флота атакует подводную цель из РБУ-6000.

Если учесть, что Зеленодольское ПКБ после Великой Отечественной войны стало ведущим разработчиком кораблей ПЛО малого водоизмещения (по проектам бюро построены 227 больших охотников проекта 122бис, 188 МПК проекта 201, 66 МПК проекта 204, 3 проекта 1141/11451, 86 МПК проекта 1124 и их модификаций, к ним еще можно присовокупить небольшие сторожевые корабли с ярко выраженным противолодочным профилем – 56 единиц проекта 159 и 18 проекта 35), то ясно, что эта организация имеет огромный опыт создания кораблей данного класса. Для «Сарсара» в качестве базовой платформы был выбран корпус ставшего знаменитым сегодня малого ракетного корабля проекта 21631 «Буян-М». При водоизмещении около 900 т МПК с подкильной ГАС вооружен противолодочным комплексом «Пакет-НК» или двумя 533-мм двухтрубными торпедными аппаратами ДТА-53, 57-мм автоматической артиллерийской установкой А-220М, ЗРК «Оса-МА», пулеметами и беспилотным авиационным комплексом «Горизонт Эйр S-100».

МПК «Советская Гавань» проекта 1124М Тихоокеанского флота стреляет 533-мм противолодочной торпедой из ДТА-53-1124.

Состав противолодочного вооружения корабля сегодня явно недостаточен. Ему требуются опускаемые или буксируемые ГАС и малогабаритный ракетный противолодочный комплекс вроде так и не доведенного до ума РПК-9 «Медведка», а еще лучше «Медведка-2» с установками вертикального пуска и с дальностью поражения подводных целей не менее 20 км. Кстати, если уж брать за основу «Буян-М», то для размещения ПЛУР можно использовать также УКСК 3Р-14 с ракетами 91Р2.

Слабым выглядит зенитное вооружение корабля. Но, кроме «Осы-МА», других ЗРК ближнего действия у России пока нет. Попытки заменить их зенитными ракетно-артиллерийскими комплексами (ЗРАК) пока нельзя признать успешными. ЗРАК «Кортик»/«Каштан» не только оказался тяжеловат, но и эффективность его заставляет желать лучшего. Кроме того, конструкция этой системы сводит на нет все усилия корабелов по уменьшению радиолокационной заметности. Недаром они именуют этот ЗРАК «рогатым чудовищем». О широко рекламируемом ЗРАК «Панцирь-М» говорить пока преждевременно. Ни одной «живой» такой системы на кораблях нет. Но на компьютерных рисунках она смотрится достаточно «рогато». Тут не грех обратить внимание на зарубежный опыт, где давно успешно адаптируют для ПВО кораблей среднего и малого водоизмещения авиационные ракеты класса «воздух-воздух». Достаточно вспомнить компактный и высокоэффективный южноафриканский ЗРК Umkhonto («Дротик»). Его ЗУР можно размещать и в УВП, стационарно смонтированных на кораблях, как, например, на южноафриканских фрегатах типа Amatola или алжирских типа MEKO A-200 AN, и в съемных контейнерах, как на финских ракетных катерах типа Hamina.

Однако не будем забывать, что «Сарсар» ориентирован на экспорт и предназначен для использования в регионах с низким уровнем подводной угрозы. Это скорее патрульный корабль с противолодочным «уклоном», нежели полноценный противолодочный корабль прибрежной зоны.

МПК «Алексин» проекта 1331М Балтийского флота.

Учитывая, что замена МПК в составе ВМФ РФ – задача неотложная, нужно срочно принимать решения о проекте кораблей, которые пойдут в серию. Может, стоит возобновить строительство МПК проекта 1124М «Альбатрос», только на качественно новом уровне? Такой вариант вовсе не кажется нелепым. Для ВКС России возобновляется производство сверхзвуковых стратегических бомбардировщиков Ту-160. Обсуждаются вопросы возобновления сборки вертолетов-амфибий Ми-14 и постановки на конвейер реактивных самолетов-амфибий А-40 «Альбатрос», созданных еще в советское время. Естественно, все эти машины получат современные авионику и оружие. Кстати, Ми-14 и тезку МПК – модернизированный вариант самолета А-40 – предполагается прежде всего использовать в противолодочном варианте. Вот почему обновленная версия 1124М вполне имеет право на существование.

Эти корабли при полном водоизмещении 1055 т и длине 71,07 м развивают максимальную скорость более 31 узла, имеют дальность плавания 2700 миль на 14 узлах и автономность 10 суток. В состав их противолодочного оснащения входят гидроакустический комплекс «Платина» или «Платина-МС», опускаемая гидроакустическая станция «Шелонь», ГАС «Кассандра», ГАС приема сигналов гидроакустических буев МГС-407К, станция обнаружения теплового кильватерного следа подводных лодок МИ-110К, станция обнаружения радиационного кильватерного следа атомных субмарин МИ-110Р. Для уничтожения подводного противника используются два 533-мм двухтрубных торпедных аппарата ДТА-53-1124, РБУ-6000 «Смерч-2» и 12 глубинных бомб в бомбосбрасывателях.

Модернизированная версия проекта 1124М «Альбатрос».

Для более эффективного поиска субмарин разработана новаторская тактика применения МПК. Группа «альбатросов» с помощью опускаемой ГАС «Шелонь» на малой скорости «просматривает» глубины за слоем температурного скачка. Если враг не обнаружен, МПК на полной скорости меняют зону развертывания и снова практически на стопе продолжают поиск. Так посредством «подскоков» достигается большая площадь обследования районов, что обеспечивает гораздо большую вероятность обнаружения противника.

Для борьбы с надводными кораблями, береговыми и воздушными целями МПК применяются 76-мм артиллерийские установки АК-176, 30-мм шестиствольные автоматы АК-630М, ЗРК «Оса-МА», которые, к слову, с высокой точностью поражают корабли и катера, ПЗРК «Стрела-3» или «Игла». Вместо глубинных бомб могут приниматься до 18 мин заграждения. Командованием флотов «альбатросы» всегда привлекаются к выполнению широкого круга задач. Недаром главком ВМФ СССР адмирал флота Советского Союза Сергей Горшков называл их «рабочими лошадками» флота. Они никогда не поставлялись на экспорт, но получили высокие оценки зарубежных специалистов. В НАТО эти небольшие корабли с экипажем из 90 человек даже возвеличили до класса «легких фрегатов».

Сейчас в списках ВМФ РФ числятся 20 МПК проектов 1124 (2 единицы) и 1124М (18 единиц) в составе Тихоокеанского, Северного и Черноморского флотов. Еще 6 МПК проекта 1331М, построенные в Вольгасте еще во времена существования ГДР и очень близкие по характеристикам к кораблям семейства 1124, несут службу на Балтике. Этого количества явно недостаточно, особенно учитывая то обстоятельство, что все российские малые противолодочные корабли в силу своего возраста «штопанные-перештопанные».

Фрегат Rais Kellik проекта 1159 ВМС Алжира на испытаниях после модернизации на «Северной верфи».

Зеленодольским ПКБ разработаны несколько вариантов модернизированных проектов «альбатросов», которые неоднократно демонстрировались на международных выставках военно-морских вооружений. Эти МПК архитектурно выполнены по канонам стелс-технологий. Но трудно судить об их противолодочном вооружении. Оно просто не указывается в проспектах. По картинкам можно составить представление о ракетно-артиллерийском оснащении, которое обычно включает ЗРАК «Палаш»/«Пальма», 76-мм артустановку АК-176М и автомат АК-630М.

Хотя МПК проекта 1124М и несут службу в суровых водах северной части Тихого океана и Баренцева моря, для них эти театры по погодным условиям очень трудные. Вот почему для Северного и Тихоокеанского флотов можно предусмотреть строительство противолодочных кораблей ближней морской зоны на базе сторожевых кораблей проекта 1159. В свое время этот проект был разработан Зеленодольским ПКБ специально для поставки на экспорт. Легкие фрегаты этой серии получили военно-морские силы дружественных СССР государств. В некоторых флотах эти корабли успешно продолжают службу.

В чем их преимущество? Поскольку водоизмещение увеличилось до 1760 т, а размерения составили 96,51х12,6х4,08 м, то эти СКР/фрегаты стали более мореходными по сравнению с МПК проекта 1124. Увеличилась полезная нагрузка. На них без особого труда размещается не только противолодочное вооружение, но также ударное и зенитное. Вот почему проект 1159 может служить базовой платформой при разработке кораблей ближней морской зоны для нужд Северного и Тихоокеанского флотов.

Как видим, сейчас российские конструкторские бюро имеют богатые заделы и располагают широким спектром новых и даже инновационных проектов противолодочных кораблей ближней морской зоны. Выбирать есть из чего. И здесь стоит поторопиться. Иначе российский флот станет беззащитным от атак подводных лодок противника прямо у своих баз.


 

НОВОСТИ

На Судостроительной фирме «Алмаз» в Санкт-Петербурге состоялась закладка сразу трех кораблей для Береговой охраны Пограничной службы ФСБ РФ.
Зеленодольский завод им. А.М. Горького отправил на Балтику очередной противодиверсионный катер проекта 21980 «Грачонок» разработки нижегородского КБ «Вымпел».
Завершены испытания нормобарических скафандров разработки компании «Дайвтехносервис», создающих водолазу на большой глубине атмосферные «земные» условия.
Производственный цех нижегородского ЦКБ по СПК им. Р.Е. Алексеева спустил на воду и начал испытания рабоче-разъездного катера 21770 «Катран» разработки ЦМКБ «Алмаз».
Городецкая Судоремонтно-судостроительная корпорация (ССК) из Городца Нижегородской области передала Северному флоту плавучий тяжелый железобетонный причал ПЖТ-86 проекта 16181.
На Ленинградском судостроительном заводе «Пелла» спущен на воду рейдовый буксир РБ-393 проекта 90600, построенный для Военно-морского флота РФ.
Тихоокеанский флот получил гидроакустические приборы для защиты кораблей, подводных лодок и морских баз от торпед и субмарин противника.
На рыбинском судостроительном заводе «Вымпел» спущен на воду головной малый гидрографический катер проекта 21961 разработки нижегородского КБ «Вымпел».
Министерство обороны РФ заказало 55 гидроакустических комплексов (ГК) «Кряква» для ВМФ РФ.
Рыбинский судостроительный завод «Вымпел» спустил на воду второй, третий и четвертый патрульные катера проекта 12150 «Мангуст» разработки ЦМКБ «Алмаз» программы 2017 года.

 

 

 

 

 

 

 

Учредитель и издатель: ООО «Издательский дом «Национальная оборона»

Адрес редакции: 109147, Москва, ул. Воронцовская, д. 35Б, стр. 2, офис 636

Для писем: 123104, Москва, а/я 16

Свидетельство о регистрации: Эл № ФС 77-22322 от 17.11.2005

 

 

 

Дизайн и разработка сайта - Группа «Оборона.Ру»

Техническая поддержка - Группа Компаний КОНСТАНТА

Управление сайтом - Система управления контентом (CMS) InfoDesignerWeb

 

Rambler's Top100